Как писать стихи

«На розвальнях, уложенных соломой…» О. Мандельштам


«На розвальнях, уложенных соломой…» Осип Мандельштам

На розвальнях, уложенных соломой,
Едва прикрытые рогожей роковой,
От Воробьевых гор до церковки знакомой
Мы ехали огромною Москвой.

А в Угличе играют дети в бабки
И пахнет хлеб, оставленный в печи.
По улицам меня везут без шапки,
И теплятся в часовне три свечи.

Не три свечи горели, а три встречи —
Одну из них сам Бог благословил,
Четвертой не бывать, а Рим далече —
И никогда он Рима не любил.

Ныряли сани в черные ухабы,
И возвращался с гульбища народ.
Худые мужики и злые бабы
Переминались у ворот.

Сырая даль от птичьих стай чернела,
И связанные руки затекли;
Царевича везут, немеет страшно тело —
И рыжую солому подожгли.

Анализ стихотворения Мандельштама «На розвальнях, уложенных соломой…»

Стихотворение «На розвальнях, уложенных соломой…», датированное 1916 годом, включено во второй сборник Мандельштама «Tristia». Оно тесно связано с важным событием в жизни поэта. В год его написания Осип Эмильевич первый раз посетил Москву. Город произвел на него сильнейшее впечатление, так как слишком отличался от дорогого сердцу Петербурга. В первую очередь из-за построек, значительная часть которых была возведена до времен правления Петра Великого. В начальной строке стихотворения указано, что лирический герой на розвальнях едет не один, а с неким спутником. Догадаться, кого имел в виду поэт, довольно легко. В Москве его встречала Цветаева, в которую он был взаимно влюблен. Сложившаяся ситуация вызвала у Мандельштама ряд ассоциаций, переданных в стихотворении. Пара, едущая на розвальнях, — Марина Мнишек и самозванец Гришка Отрепьев. Углич, упомянутый во второй строфе, — место гибели малолетнего царевича Дмитрия Ивановича, обстоятельства смерти которого до сих пор до конца точно не выяснены. Лжедмитрия везут по московским улицам без шапки на казнь. Действие в стихотворении развивается стремительно. Финал второй строфы – отпевание самозванца: «…и теплятся в часовне три свечи».

Под тремя встречами, по-видимому, подразумеваются три свидания с Цветаевой. Кроме того, обыгрывается знаменитая концепция «Москва – Третий Рим», введенная монахом Филофеем: «…ибо два Рима пали, а третий стоит, а четвертому не бывать». Последняя строфа напоминает описание известной картины «Боярыня Морозова», принадлежащей кисти Сурикова. Там тоже и сани-розвальни, и птицы черные, и снег лежит. Так в стихотворении появляется еще одна историческая эпоха – времена правления Алексея Михайловича. Последняя строка – «…и рыжую солому подожгли» – самая сильная в произведении «На розвальнях, уложенных соломой…». По свидетельствам современников, рыжие волосы были у Григория Отрепьева, выдававшегося себя за царевича Дмитрия. После смерти тело его сожгли, а пеплом, смешанным с порохом, выстрелили из пушки в сторону Польши. Только в финале произведения становится понятно, что относится оно к интимной поэзии. С одной стороны – все хорошо, вместе с возлюбленной герой едет по московским улицам. С другой – он предчувствует скорый конец, трагическую гибель, сравнивая свою судьбу с судьбой Григория Отрепьева, полюбившего Марину Мнишек.

Метки:


Анализы стихотворений:
Александрова; Анненский; Асадов; Ахматова; Бальмонт; Баратынский; Батюшков; Белый; Блок; Бодлер; Бродский; Брюсов; Бунин; Гиппиус; Горький; Гумилев; Дельвиг; Державин; Друнина; Евтушенко; Есенин; Жуковский; Заболоцкий; Кольцов; Лермонтов; Майков; Мандельштам; Маршак; Маяковский; Мережковский; Некрасов; Пастернак; Пушкин; Рембо; Рождественский; Рубцов; Самойлов; Северянин; Симонов; Твардовский; Толстой; Тютчев; Фет; Хлебников; Цветаева

pishi-stihi.ru - сегодня поговорим о стихах