Как писать стихи

«О дева-роза, я в оковах…» А. Пушкин


«О дева-роза, я в оковах…» Александр Пушкин

О дева-роза, я в оковах;
Но не стыжусь твоих оков:
Так соловей в кустах лавровых,
Пернатый царь лесных певцов,
Близ розы гордой и прекрасной
В неволе сладостной живет
И нежно песни ей поет
Во мраке ночи сладострастной.

Анализ стихотворения Пушкина «О дева — роза, я в оковах…»

Уподобление женской красоты прекрасному цветку стало хрестоматийным еще у пушкинских предшественников. К традиционной символике розы нередко обращается автор-лицеист. Совершенствуя стилистику, в дальнейшем поэт сближает два образа, избавляясь от сравнительных оборотов, которые играют связующую роль. Появляется лаконичная и выразительная конструкция, в которой «роза» становится приложением к лексеме «дева».

Возвышенную характеристику автор адресовал разным лирическим героиням, молодым современницам, встреча с которыми вызвала порыв вдохновения. Анализируемый текст обращен к Евпраксии Вульф, в ту пору озорной, юной и стройной Зизи.

«О дева-роза» фактически датирована осенью 1824 г., хотя автор поместил ее в число произведений 1820 г. Готовя стихотворение к первой публикации, Пушкин добавил к нему подзаголовок «Подражание турецкой песне».

Идейную основу стихотворения составил распространенный восточный сюжет, главными героями которого выступают соловей и роза. Аллегорической картине с ориентальным колоритом предшествует искреннее признание субъекта речи, уподобляющее любовное увлечение оковам. Сердечные узы не тяготят и не смущают героя.

О внутреннем состоянии влюбленного сообщается посредством развернутого сравнения, занимающего основную часть текста. Образ великолепной «гордой» розы статичен, и по этому признаку он контрастирует с деятельным соловьем. Персонажу, обозначенному перифразом «пернатый царь» среди певчих птиц, достаточно быть «близ розы». Факт ее присутствия порождает прилив вдохновения: в темпераментной атмосфере темной южной ночи раздаются нежные звуки соловьиных песен. Привязанность птицы обозначена лексемой «неволя», негативные коннотации которой ослаблены при помощи эпитета «сладостная». Влюбленный герой осознает и принимает свою зависимость от избранницы — особенности психологического состояния лирического субъекта иллюстрируются выразительной аллегорией.

В мотивной системе мадригала, организующей интонационный строй стихотворения, улавливается элемент игры, добродушной шутки. Последний неизменно присутствовал в дружеских отношениях Пушкина с обитателями Тригорского. Юной выдумщице Зизи автор адресовал то восторженные поэтические отзывы, то «взрослые» наставления в духе «Если жизнь тебя обманет…» Обилие хрестоматийных образов — своеобразный индикатор, позволяющий дополнить ироническими интонациями традиционную трактовку любовной темы.

Метки:

Анализы стихотворений:
Александрова; Анненский; Асадов; Ахматова; Бальмонт; Баратынский; Батюшков; Белый; Блок; Бодлер; Бродский; Брюсов; Бунин; Гиппиус; Горький; Гумилев; Дельвиг; Державин; Друнина; Евтушенко; Есенин; Жуковский; Заболоцкий; Кольцов; Лермонтов; Майков; Мандельштам; Маршак; Маяковский; Мережковский; Некрасов; Пастернак; Пушкин; Рембо; Рождественский; Рубцов; Самойлов; Северянин; Симонов; Твардовский; Толстой; Тютчев; Фет; Хлебников; Цветаева

pishi-stihi.ru - сегодня поговорим о стихах