Как писать стихи
Pishi-stihi.ru » Михаил Ломоносов

«Ода на день восшествия на Всероссийский престол Её Величества Государыни Императрицы Елисаветы Петровны 1747 года» М. Ломоносов

1

Заря багряною рукою
От утренних спокойных вод
Выводит с солнцем за собою
Твоей державы новый год.
Благословенное начало
Тебе, Богиня, воссияло.
И наших искренность сердец
Пред троном Вышнего пылает,
Да счастием Твоим венчает
Его средину и конец.

2

Да движутся светила стройно
В предписанных себе кругах,
И реки да текут спокойно
В Тебе послушных берегах;
Вражда и злость да истребится,
И огнь и меч да удалится
От стран Твоих, и всякий вред;
Весна да рассмеется нежно,
И земледелец безмятежно
Сторичный плод да соберет.

3

С способными ветрами споря,
Терзать да не дерзнет борей
Покрытого судами моря,
Пловущими к земли Твоей.
Да всех глубокий мир питает;
Железо браней да не знает,
Служа в труде безмолвных сел.
Да злобна зависть постыдится,
И славе свет да удивится
Твоих великодушных дел.

4

Священны да храпят уставы
И правду на суде судьи,
И время Твоея державы
Да ублажат раби Твои.
Соседы да блюдут союзы;
И вам, возлюбленные Музы,
За горьки слезы и за страх,
За грозно время и плачевно
Да будет радость повседневно,
При Невских обновясь струях.

5

Годину ту воспоминая,
Среди утех мятется ум!
Еще крутится мгла густая,
Еще наносит страшный шум!
Там буря искры завивает,
И алчный пламень пожирает
Минервин с громким треском храм!
Как медь в горниле, небо рдится!
Богатство разума стремится
На низ, к трепещущим ногам!

6

Дражайши Музы, отложите
Взводить на мысль печали тень;
Веселым гласом возгремите
И пойте сей великий день,
Когда в Отеческой короне
Блеснула на Российском троне
Яснее дня Елисавет;
Как ночь на полдень пременилась,
Как осень нам с весной сравнилась,
И тьма произвела нам свет.

7

В луга, усыпанны цветами,
Царица трудолюбных пчел,
Блестящими шумя крылами,
Летит между прохладных сел;
Стекается, оставив розы
И сотом напоенны лозы,
Со тщанием отвсюду рой,
Свою Царицу окружает
И тесно вслед ее летает
Усердием вперенный строй.

8

Подобным жаром воспаленный
Стекался здесь Российский род,
И, радостию восхищенный,
Теснясь взирал на Твой приход.
Младенцы купно с сединою
Спешили следом за Тобою.
Тогда великий град Петров
В едину стогну уместился,
Тогда и ветр остановился,
Чтоб плеск всходил до облаков.

9

Тогда во все пределы Света,
Как молния, достигнул слух,
Что царствует Елисавета,
Петров в себе имея дух,
Тогда нестройные соседы
Отчаялись своей победы
И в мысли отступали вспять.
Монархиня, кто Россов знает
И ревность их к Тебе внимает,
Помыслит ли противу стать?

10

Что Марс кровавый не дерзает
Руки своей простерти к нам,
Твои он силы почитает
И власть, подобну небесам.
Лев ныне токмо зрит ограду,
Чем путь ему пресечен к стаду.
Но море нашей тишины
Уже пределы превосходит,
Своим избытком мир наводит,
Разлившись в западны страны.

11

Европа, утомленна в брани,
Из пламени подняв главу,
К Тебе свои простерла длани
Сквозь дым, курение и мглу.
Твоя кротчайшая природа,
Чем для блаженства смертных рода
Всевышний наш украсил век,
Склонилась для ее защиты,
И меч Твой, лаврами обвитый,
Не обнажен, войну пресек.

12

Европа и весь мир свидетель,
Народов разных миллион,
Колика ныне добродетель
Российский украшает трон.
О как сие нас услаждает,
Что вся вселенна возвышает,
Монархиня, Твои дела!
Народов Твоея державы
Различна речь, одежда, нравы,
Но всех согласна похвала.

13

Единым гласом все взываем,
Что Ты — Защитница и Мать,
Твои доброты исчисляем,
Но всех не можем описать.
Когда воспеть щедроты тщимся,
Безгласны красоте чудимся.
Победы ль славить мысль течет,
Как пали Готы пред Тобою?
Но больше мирною рукою
Ты целый удивила свет.

14

Весьма необычайно дело,
Чтоб всеми кто дарами цвел:
Тот крепкое имеет тело,
Но слаб в нем дух и ум незрел;
В другом блистает ум небесный,
Но дом себе имеет тесный,
И духу сил недостает.
Иной прославился войною,
Но жизнью мир порочит злою
И сам с собой войну ведет.

15

Тебя, Богиня, возвышают
Души и тела красоты,
Что в многих разделясь блистают,
Едина все имеешь Ты.
Мы видим, что в Тебе единой
Великий Петр с Екатериной
К блаженству нашему живет.
Похвал пучина отворилась!
Смущенна мысль остановилась,
Что слов к тому недостает,

16

Однако дух еще стремится,
Еще кипит сердечный жар,
И ревность умолчать стыдится:
О Муза, усугубь твой дар,
Гласи со мной в концы земные,
Коль ныне радостна Россия!
Она, коснувшись облаков,
Конца не зрит своей державы,
Гремящей насыщенна славы,
Покоится среди лугов.

17

В полях, исполненных плодами,
Где Волга, Днепр, Нева и Дон,
Своими чистыми струями
Шумя, стадам наводят сон,
Седит и ноги простирает
На степь, где Хину отделяет
Пространная стена от нас;
Веселый взор свой обращает
И вкруг довольства исчисляет,
Возлегши локтем на Кавказ.

18

«Се нашею, — рекла, — рукою
Лежит поверженный Азов;
Рушитель нашего покою
Огнем казнен среди валов.
Се знойные Каспийски бреги,
Где, варварски презрев набеги,
Сквозь степь и блата Петр прошел,
В средину Азии достигнул,
Свои знамена там воздвигнул,
Где день скрывали тучи стрел.

19

В моей послушности крутятся
Там Лена, Обь и Енисей,
Где многие народы тщатся
Драгих мне в дар ловить зверей;
Едва покров себе имея,
Смеются лютости борея;
Чудовищам дерзают вслед,
Где верьх до облак простирает,
Угрюмы тучи раздирает,
Поднявшись с дна морского, лед.

20

Здесь Днепр хранит мои границы,
Где Гот гордящийся упал
С торжественныя колесницы,
При коей в узах он держал
Сарматов и Саксонов пленных,
Вселенну в мыслях вознесенных
Единой обращал рукой.
Но пал, и звук его достигнул
Во все страны, и страхом двигнул
С Дунайской Вислу быстриной.

21

В стенах Петровых протекает
Полна веселья там Нева,
Венцом, порфирою блистает,
Покрыта лаврами глава.
Там равной ревностью пылают
Сердца, как стогны все сияют
В исполненной утех ночи.
О сладкий век! О жизнь драгая!
Петрополь, небу подражая,
Подобны испустил лучи».

22

Сие Россия восхищенна
В веселии своем гласит;
Москва едина, на колена
Упав, перед Тобой стоит,
Власы седые простирает,
Тебя, Богиня, ожидает,
К Тебе единой вопия:
«Воззри на храмы опаленны,
Воззри на стены разрушенны;
Я жду щедроты Твоея».

23

Гряди, Краснейшая денницы,
Гряди, и светлостью лица,
И блеском чистой багряницы
Утешь печальные сердца
И время возврати златое.
Мы здесь в возлюбленном покое
К полезным припадем трудам.
Отсутствуя, Ты будешь с нами:
Покрытым орлими крилами,
Кто смеет прикоснуться нам?

24

Но если гордость ослепленна
Дерзнет на нас воздвигнуть рог,
Тебе, в женах благословенна,
Против ее помощник Бог.
Он верьх небес к Тебе преклонит
И тучи страшные нагонит
Во сретенье врагам Твоим.
Лишь только ополчишься к бою,
Предъидет ужас пред Тобою,
И следом воскурится дым.

Анализ стихотворения «Ода на день восшествия…» Ломоносова

Стихотворение написано М. В. Ломоносовым в 1747 году после утверждения нового устава Академии наук. С ним Михаил Васильевич связывал надежды и на ускорение развития в России научной мысли, и на перемену статуса ученых. Ломоносов, понимая, важность мирной жизни, дающей возможность заняться реформированием том числе науки, учреждением ее институтов, в стихотворении славит мир – «возлюбленную тишину», выступает как его горячий поборник славит императрицу прежде всего как гаранта мира.

В тексте много старославянизмов, и смысл некоторых из них неочевиден — «грады (города)», «класы (колосья)», «зрак (взгляд)», «драгой (дорогой)», «глас», «ветр», «брег», «се хощет (это желает)», «глава», «зрить, взирать (видеть), воззри (взгляни)», «токмо (только)», «дщерь (дочь)», «отверзает (открывает)», «елени (олени)», «воздать (совершить, оказать)», «отверзает (открывет)», «зиждет (строит, основывает)», «вран (ворон)», «раченье (усердие, старания)».

Такой стихотворный жанр, как ода, немыслим без обилия эпитетов, и Михаил Васильевич отдает им должное в полной мере — «блаженный час», «божественные уста», «прекрасный лик», «способный ветр (попутный ветер)», «яры (яростные, сильные) волны», «лира восхищена», «чудные дела», «кровавые поля», «сомненная (охваченная сомнениями) Нева», «крайнее тщание (большое усердие)», «жестокая судьбина», «завистливый рок», «небесна дверь», «щедроты отчи (отеческие)», «мерзлые крыла (холодные крылья)». «довольство муз усугубляет (усиливает)». Последний оборот-иносказание означает покровительство искусствам.

Секвана – античное название Сены, в сочетании с оборотом «пред Невой» выступает намеком противостояние научных школ Франции и России.

Для полного понимания смысла стихотворения, надо объяснить значение ряда оборотов: «причастны (достойны) хвалы», «клик» — крик, возглас, «чудился» — «удивлялся» «бряцает» — «звенит, гремит», «наукой будет откровенно (открыто)», «понт» – «море», «запона» – в контексте стихотворения «замок», «завидя покою» – «завидуя покою», «беспреткновенну» – «не встречающую препятствий», «тамо» — «там», «одеян» — «одет», «возвестить щедроты» — «рассказать о милостях».

Минерва – богиня мудрости в римской мифологии, а «верхи Рифейски» – Уральские горы. Оборот «се (это) Минерва ударяет в верхи Рифейские копьем» иносказательно говорит о том, что мудрая правительница поощряет освоение природных богатств Урала, в том числе подземных месторождений, что не может не тревожить Плутона, древнеримского бога подземного царства – он «мятется (беспокоится)».

Прием инверсии, как и множественные усечения прилагательных – «наглы», «прекрасны», «восхищенна», является неотъемлемой чертой авторской манеры Ломоносова, а также способом удачной рифмовки – «достаток силы … мал», «секирным земледелец стуком (стуком топора земледелец)».

Из других средств художественной выразительности поэт использует яркие метафоры — «лик доброт (добрых дел)», «пение похвал», «ободряют дух», «расширять науки», «зиждитель (основатель, творец) мира», «ужасный делами», «плоды ума», «муж бессмертия», «глас струн», «гром труб», «стон побежденных», «искусство рук», «борей (северный ветер) взвевает крылами», «роскошь теней», «запона вечности», «тьмою островов посеян (покрыт множеством островов)», анафору — «воззри на горы…, воззри в поля»; синекдоху – «гласить имена»; гиперболу – «возвысил до небес»; множество риторических вопросов – «Или я ныне позабылась?..», «Что можем …воздать?..» и риторических восклицаний – «Ах, … судьбина!», «Секвана б постыдилась!..», « О коль согласно бряцает… глас!..»; удивительной красоты и торжественности перифразы – Колумб российский (Беринг), дневное светило (солнце), зиждитель (Бог, создатель).

В тексте есть авторский неологизм «густость» – густота». Масштаб описания явлений, описанных в стихотворении, невозможен без обилия олицетворений — «Нева рекла (говорила)», «Россия требует», «почувствуют камни», «натура (природа) творит чудеса», «Амур …, желая возвратиться», «премудрость зиждет», «море тщится (старается)», «посрамляет вран».

Судьба отечественной науки – вот что прежде всего волнует поэта-патриота: он пытается объяснить их прикладное значение, используя ряды однородных членов — науки — «питают, подают, украшают, берегут, (они) утеха, не помеха». В тексте есть обращение не только к вступившей на престол государыне, но и к ученым — «О вы, которых ожидает … Отечество, …ваши дни благословенны!»

Ода является не только банальным восхвалением чувствительной к лести императрицы — оно содержит завуалированное напоминание о пользе Отечества и мудрые наставления болеющего за страну поэта и гражданина.


Анализы стихотворений:
Анненский; Ахматова; Бальмонт; Белый; Блок; Бродский; Брюсов; Бунин; Гумилев; Друнина; Есенин; Заболоцкий; Мандельштам; Маяковский; Пастернак; Рубцов; Северянин; Твардовский; Хлебников; Цветаева
И не только:
Апухтин; Баратынский; Батюшков; Державин; Жуковский; Кольцов; Крылов; Лермонтов; Ломоносов; Майков; Некрасов; Никитин; Полонский; Пушкин; Суриков; Толстой; Тютчев; Фет; Языков.

pishi-stihi.ru - сегодня поговорим о стихах