Как писать стихи
Pishi-stihi.ru » Василий Жуковский

«К Вяземскому. Ответ на его послание к друзьям» В. Жуковский

Ты, Вяземский, хитрец, хотя ты и поэт!
Проблему, что в тебе ни крошки дара нет,
   Ты вздумал доказать посланьем,
В котором, на беду, стих каждый заклеймен
    Высоким дарованьем!
Притворство в сторону! знай, друг, что осужден
   Ты своенравными богами
  На свете жить и умереть с стихами,
Так точно, как орел над тучами летать,
Как благородный конь кипеть пред знаменами,
Как роза на лугу весной благоухать!
Сноси ж без ропота богов определенье!
Не мысли почитать успех за обольщенье
   И содрогаться от похвал!
  Хвала друзей – поэту вдохновенье!
  Хвала невежд – бряцающий кимвал!
Страшися, мой певец, не смелости, но лени!
Под маской робости не скроешь ты свой дар;
А тлеющий в твоей груди священный жар
Сильнее, чем друзей и похвалы и пени!
Пиши, когда писать внушает Аполлон!
К святилищу, где скрыт его незримый трон,
Известно нам, ведут бесчисленны дороги;
    Прямая же одна!
И только тех очам она, мой друг, видна,
Которых колыбель парнасским лавром боги
Благоволили в час рожденья осенить!
На славном сем пути певца встречает Гений;
И, весел посреди божественных явлений,
Он с беззаботностью младенческой идет,
   Куда рукой неодолимой,
Невидимый толпе, его лишь сердцу зримый,
   Крылатый проводник влечет!
Блажен, когда, ступив на путь, он за собою
Покинул гордости угрюмой суеты
И славолюбия убийственны мечты!
Тогда с свободною и ясною душою
Наследие свое, великолепный свет,
Он быстро на крылах могущих облетает
   И, вдохновенный, восклицает,
Повсюду зря красу и благо: я поэт!
Но горе, горе тем, на коих Эвмениды,
   За преступленья их отцов,
Наслали Фурию стихов!
Для них страшилищи и Феб и Аониды!
   И визг карающих свистков
Во сне и наяву их робкий слух терзает!
Их жребий – петь назло суровых к ним судей!
Чем громозвучней смех, тем струны их звучней,
И лира, наконец, к перстам их прирастает!
До Леты гонит их свирепый Аполлон;
Но и забвения река их не спасает!
И на брегу ее, сквозь тяжкий смерти сон,
Их тени борются с бесплотными свистками!
Но, друг, не для тебя сей бедственный удел!
Природой научен, ты верный путь обрел!
   Летай неробкими перстами
   По очарованным струнам
И музы не страшись! В нерукотворный храм
Стезей цветущею, но скрытою от света
    Она ведет поэта.
   Лишь бы любовью красоты
И славой чистою душа в нас пламенела,
Лишь бы, минутное отринув, с высоты
   Она к бессмертному летела –
И муза счастия богиней будет нам!
Пускай слепцы ползут по праху к похвалам,
   Венцов презренных ищут в прахе
И, славу позабыв, бледнеют в низком страхе,
   Чтобы прелестница-хвала,
Как облако, из их объятий не ушла!
Им вечно не узнать тех чистых наслаждений,
Которые дает нам бескорыстный Гений,
    Природы властелин,
Парящий посреди безбрежного пучин,
   Красы верховной созерцатель
И в чудном мире сем чудесного создатель!
Мой друг, святых добра законов толкователь,
Поэт, на свете сем – всех добрых семьянин!
И сладкою мечтой потомства оживленной…
   Но нет! потомство не мечта!
Не мни, чтоб для меня в дали его священной
Одних лишь почестей блистала суета!
Пускай правдивый суд потомством раздается,
Ему внимать наш прах во гробе не проснется,
Не прикоснется он к бесчувственным костям!
Потомство говорит, мой друг, одним гробам;
Хвалы ж его в гробах почиющим невнятны!
Но в жизни мысль о нем нам спутник благодатный!
   Надежда сердцем жить в веках,
Надежда сладкая – она не заблужденье;
   Пускай покроет лиру прах –
   В сем прахе не умолкнет пенье
   Душой бессмертной полных струн!
   Наш гений будет, вечно юн,
   Неутомимыми крылами
Парить над дряхлыми племен и царств гробами;
И будет пламень, в нас горевший, согревать
Жар славы, благости и смелых помышлений
   В сердцах грядущих поколений;
Сих уз ни Крон, ни смерть не властны разорвать!
Пускай, пускай придет пустынный ветр свистать
Над нашею с землей сравнявшейся могилой –
Что́ счастием для нас в минутной жизни было,
То будет счастием для близких нам сердец
И долго после нас; грядущих лет певец
   От лиры воспылает нашей;
   Внимая умиленно ей,
   Страдалец подойдет смелей
   К своей ужасной, горькой чаше
И волю промысла, смирясь, благословит;
    Сын славы закипит,
    Ее послышав, бранью
И праздный меч сожмет нетерпеливой дланью…
Давно в развалинах Сабинский уголок,
И веки уж над ним толпою пролетели –
Но струны Флакковы еще не онемели!
И, мнится, не забыл их звука тот поток
   С одушевленными струями,
Еще шумящий там, где дружными ветвями
В кудрявые венцы сплелися древеса!
Там под вечер, когда невидимо роса
С роскошной свежестью на землю упадает
И мирты спящие Селена осребряет,
   Дриад стыдливых хоровод
Кружи́тся по цветам, и тень их пролетает
   По зыбкому зерцалу вод!
Нередко в тихий час, как солнце на закате
Лиет румяный блеск на море вдалеке
И мирты темные дрожат при ветерке,
   На ярком отражаясь злате, –
Вдруг разливается как будто тихий звон,
И ветерок и струй журчанье утихает,
   Как бы незримый Аполлон
   Полетом легким пролетает –
И путник, погружен в унылость, слышит глас:
   «О смертный! жизнь стрелою мчится!
   Лови, лови летящий час!
   Он, улетев, не возвратится».

Дата создания: 8–9 ноября 1814 г.

Рубрики стихотворения: Длинные стихи

Что писали классики 2 марта в разные годы. Кляните нас: нам дорога свобода… (Афанасий Фет) 1891 г. На улицах (февраль 1917 г.) (Валерий Брюсов) 1917 г. Кровных коней запрягайте в дровни… (Марина Цветаева) 1918 г.

Стихи, написанные 1 марта. Когда колокола торжественно звучат… (Аполлон Григорьев) 1846 г. Уж вечер светлой полосою… (Александр Блок) 1909 г. Освобожденная Россия (Валерий Брюсов) 1917 г. А уж так: ни о чем… (Марина Цветаева) 1922 г.

Какие стихи классики написали 28 февраля. Всё, что волшебно так манило… (Афанасий Фет) 1892 г. Русь моя, жизнь моя, вместе ль нам маяться?… (Александр Блок) 1910 г. Еще раз, может быть, в последний… (Валерий Брюсов) 1921 г.


Смотри также:



pishi-stihi.ru - сегодня поговорим о стихах