Как писать стихи
Pishi-stihi.ru » Поэтический бэкграунд » Секреты поэзии классиков

Образ родной природы в стихах Апухтина

Опять проснулся я с природой!
И кажется, вновь надо мной
Все радостно грезит свободой,
Все веет и дышит весной.
А. Апухтин

Широкому читателю Алексей Николаевич Апухтин известен прежде всего как автор романсных стихов, положенных на музыку П. А. Чайковского, С. А. Рахманинова. Однако роль поэта в русской литературе куда более значительна. Главная тема его творчества – внутренний мир человека, и, хотя пейзажная лирика в апухтинской поэзии практически отсутствует, автор мастерски переплетает образы родной природы с переживаниями и размышлениями своего героя, делая картину более яркой.

Преемник Пушкина

Упражняться в стихосложении Алексей Апухтин начал ещё в детстве, и уже к 16 годам ему предрекали славу Пушкина. Сам же юноша, будучи большим поклонником Александра Сергеевича, в своих ранних сочинениях нередко подражал любимому автору. Взять, например, написанное еще в отрочестве стихотворение «Первый снег»:

Картин знакомый ряд встаёт передо мною,
Я вижу небеса, подернутые мглою,
И скатерть снежную на сглаженных полях,
И крыши белые, и иней на дровах…
Апухтинское «Прощание с деревней» звучит тоже весьма по-пушкински:
Прощай, приют родной, где я с мечтой ленивой
Без горя проводил задумчивые дни.
Благодарю за мир, за твой покой счастливый,
      За вдохновения твои!
Увы, в последний раз в тоскливом упоеньи
Гляжу на этот сад, на дальние леса…

По мнению литературоведов многие ранние стихотворения А. Апухтина буквально сотканы из пушкинских реминисценций, хотя в «Проселке» и «Деревенских очерках» отчётливо звучат некрасовские интонации:

По Руси великой, без конца, без края,
Тянется дорожка, узкая, кривая,
Чрез леса да реки, по степям, по нивам,
Все бежит куда-то шагом торопливым,
И чудес, хоть мало встретишь той дорогой,
Но мне мил и близок вид ее убогой.
Утро ли займется на небе румяном –
Вся она росою блещет под туманом;
Ветерок разносит из поляны сонной
Скошенного сена запах благовонный;
Все молчит, все дремлет, – в утреннем покое
Только ржи мелькает море золотое,
Да куда ни глянешь освеженным взором,
Отовсюду веет тишью и простором.
На гору ль въезжаешь – за горой селенье…

Здесь, представляя читателю покосившиеся крестьянские домишки на фоне мирной картины природы, автор размышляет о нелёгкой доле простого народа.

«Цветы запоздалые…»

Для поздней апухтинской лирики характерны меланхолические настроения. Уединившись в отцовском имении под Орлом, поэт пишет для узкого круга друзей. Главной темой для автора, в душе которого наметился надлом, является увядание сада, прощание с жизнью, тоска по несбывшемуся и желание насладиться последними мгновеньями. И, конечно, любимый образ – поздние цветы, уже увядающие, прихваченные первым морозцем, но ещё невыразимо прекрасные:

   Кончалось лето. Астры отцветали…
   Под гнетом жгучей, тягостной печали
      Я сел на старую скамью,
А листья надо мной, склоняяся, шептали
      Мне повесть грустную свою.

«Давно ли мы цвели под знойным блеском лета,
      И вот уж осень нам грозит,
      Не много дней тепла и света
      Судьба гнетущая сулит.
   Но что ж, пускай холодными руками
      Зима охватит скоро нас,
Мы счастливы теперь, под этими лучами,
      Нам жизнь милей в прощальный час.
Смотри, как золотом облит наш парк печальный,
Как радостно цветы в последний раз блестят,
      Смотри, как пышно-погребально
      Горит над рощами закат!
Мы знаем, что, как сон, ненастье пронесется,
Что снегу не всегда поляны покрывать,
Что явится весна, что все кругом проснется, –
      Но мы… проснемся ли опять?
      Вот здесь, под кровом нашей тени,
Где груды хвороста теперь лежат в пыли,
   Когда-то цвел роскошный куст сирени
      И розы пышные цвели.
   Пришла весна; во славу новым розам
      Запел, как прежде, соловей,
Но бедная сирень, охвачена морозом,
      Не подняла своих ветвей.
А если к жизни вновь вернутся липы наши,
      Не мы увидим их возврат,
   И вместо нас, быть может, лучше, краше
      Другие листья заблестят. –
   Ну что ж, пускай холодными руками
      Зима охватит скоро нас,
Мы счастливы теперь, под бледными лучами,
      Нам жизнь милей в прощальный час.
   Помедли, смерть! Еще б хоть день отрады…
А может быть, сейчас, клоня верхушки ив,
      Сорвёт на землю без пощады
      Нас ветра буйного порыв…
Желтея, ляжем мы под липами родными…
И даже ты, об нас мечтающий с тоской,
Ты встанешь со скамьи, рассеянный, больной,
      И, полон мыслями своими,
   Раздавишь нас небрежною ногой».

В 1892 г. для публикации в новом сборнике Алексей Николаевич предложил такое стихотворение:

Родник любви бежит на дне души глубоком.
Как пылью, засорен житейской суетой…

Но туча пронеслась с ненастьем и грозой, —
Родник бежит ручьём. Он вырвется потоком,
Он смоет сор и пыль широкою волной.

В этих строках – весь Апухтин: чувствуя ледяное дыхание неминуемой смерти, он свято верит в торжество новой жизни. Однажды, незадолго до кончины Алексей Николаевич произнёс: «Душа моя тепла…». Так оно и было. В своих стихах поэт остался для читателя тонко чувствующим и бесконечно искренним собеседником.



pishi-stihi.ru - сегодня поговорим о стихах