Как писать стихи
Pishi-stihi.ru » Поэтический бэкграунд » Биографии

Николай Заболоцкий: биография

Николай ЗаболоцкийНиколай Алексеевич Заболоцкий (Заболотский) – русский советский поэт, переводчик, член Союза писателей СССР, автор одного из лучших переложений «Слова о полку Игореве» и многочисленных лирических стихотворений.

Детство и юность

Будущий поэт родился 24 апреля (7 мая по н. с.) 1903 г. под Казанью, в семье агронома Алексея Агафоновича Заболотского и его жены, сельской учительницы Лидии Андреевны (в девич. Дьяконовой). Здесь, в Кизической слободе, прошли его первые детские годы. Когда мальчику исполнилось 7 лет, семья перебралась в село Сернур Уржумского уезда Вятской губернии. С раннего детства Николай увлекался литературой: ещё в третьем классе сельской школы он начал вести рукописный журнал, в котором помещал стихи собственного сочинения. В круг интересов также входили химия и рисование.

В 1920 г., окончив реальное училище, молодой поэт покинул уездный Уржум и отправился в Москву, где поступил в университет сразу на 2 факультета – историко-филологический и медицинский. Спустя год Николай оставил столицу и переехал в Петроград, где стал студентом Педагогического института имени А. И. Герцена, поступив на отделение языка и литературы. Неустроенность и полуголодное существование ничуть не пугали пытливого юношу, он настойчиво искал свой собственный поэтический стиль, увлеченно читал Мандельштама, Ахматову, Блока, Гумилёва, Есенина, Хлебникова. Последний по мироощущению оказался Заболоцкому особенно близок.

В 1926 г. Николая призвали в армию. Служить пришлось недолго, уже в 1927 г. поэт был уволен в запас, но казарменная жизнь произвела на него неизгладимое впечатление и, как ни странно, помогла в творческих поисках. Уже в 1926-1927 г.г. Заболоцкий написал свои первые, по-настоящему сильные стихотворения. Тогда же Николай Алексеевич начал активно сотрудничать с детскими журналами «Еж» и «Чиж» под редакцией С. Маршака.

Первые шаги в литературе

В 1929 г. в свет вышел первый поэтический сборник Николая Заболоцкого «Столбцы», получивших массу как одобрительных, так и негативных отзывов критики. В. А. Гофман, С. Я. Маршак, Ю. Н. Тынянов, Н. Л. Степанов, Н. С. Тихонов отмечали своеобразную поэтическую манеру молодого автора, недоброжелатели открыто обвиняли Заболоцкого в «юродствовании над коллективизацией». Как бы то ни было вхождение Николая Алексеевича в литературу не прошло незамеченным.

Вдохновленный первым успехом поэт продолжает напряженно работать. Однако уже набранный в типографии готовый сборник «Стихотворения. 1926-1932» так и не вышел в свет. Травля поэта усилилась после публикации поэмы «Торжество земледелия», написанной в 1933 г. под впечатлением от хлебниковского «Ладомира». Критики на все лады ругали Заболоцкого, и Николай Алексеевич все больше убеждался, что утвердиться в литературе со своим оригинальным направлением ему попросту не позволят. Однако опускать руки он не собирался. Сборник «Вторая книга», выпущенный в 1937 г. имел успех и был благосклонно принят критикой.

Личная жизнь

Уже в молодости Николай Заболоцкий для себя решил, что жениться не хочет и проживет свою жизнь бобылем. Свои соображения о том, что все «бабы одинаковы» он, не стесняясь, высказывал Катеньке Клыковой, с которой уже давно встречался. Сделать предложение он решился лишь в ноябре 1928 г. и написал девушке письмо: «Друг мой милый, родная моя девочка! Если Вы когда-нибудь полюбите меня, я сделаю всё, чтобы Вы были счастливы. Пойдёмте вместе! Надо покорять жизнь! Надо работать и бороться за самих себя. Сколько неудач ещё впереди, сколько разочарований, сомнений! Но если в такие минуты человек поколеблется – его песня спета. Вера и упорство. Труд и честность. Вместе мы горы своротим – да, вот этими руками! Решайте. Я жду. Я буду долго ждать, если это нужно. <…> Сегодня я окончательно понял, что за эти годы, если я кого и могу полюбить, то только Вас. Любовь моя безысходная, всё теперь понял, без Вас – не жизнь. Прошу Вашей руки. Решайте. Когда хотите и как хотите.»

В 1930 г. Николай Алексеевич и Екатерина Васильевна поженились. Надо сказать, что с выбором спутницы жизни поэт не ошибся: молодая супруга стойко сносила все тяготы, никогда не жаловалась, была добра, мила и приветлива. В браке родилось двое детей: сын Никита и дочь Наталья.

В ссылке

19 марта 1938 г. Н. А. Заболоцкого арестовали по делу об антисоветской пропаганде. В качестве обвинительных документов фигурировали злобные статьи критиков-злопыхателей и написанная по запросу НКВД «рецензия», в которой утверждалось, что творчество поэта направлено «против советского народа, против социализма». На допросах от Заболоцкого пытались добиться признания в том, что он имеет отношение к контрреволюционной организации. Поэту не разрешали спать, морили голодом, но он сохранил ясность ума и дал разумные показания, благодаря чему избежал смертной казни.

2 сентября поэта отправили этапом на Дальний Восток. Свой срок Николай Алексеевич отбывал сначала в системе Востоклага, неподалёку от Комсомольска-на-Амуре, потом был переведен в Алтайлаг в Кулундинских степях. В 1944 г. Заболоцкий был освобожден из заключения и жил на вольном поселении в Караганде.

Пока муж мыкался по тюрьмам и лагерям, Екатерине Васильевне приходилось нелегко. Денег не хватало, на жизнь женщина зарабатывала вязанием кофточек, ждала писем от мужа. Потом война, блокада, жуткий голод… Заболоцкая выдержала и это, уберегла детей. В 1944 г. Екатерина Васильевна вместе с Никитой и Наташей отправилась в долгое путешествие на край света – в Караганду к вольнонаёмному отцу и мужу. Воссоединение семьи состоялось 17 ноября в домике станционного смотрителя. Николай Алексеевич не в силах сказать не слова опустился перед женой и детьми на колени.

Московская жизнь

Только в 1946 г. Николай Алексеевич получил разрешение жить в Москве. После восстановления в Союзе писателей поэту была предоставлена квартира в одной из новостроек на Беговой. По соседству проживали другие литераторы: И. Андроников, В Каверин, Э. Казакевич. Ближайшими соседями и лучшими друзьями Заболоцких стали супруги Гроссманы, Василий Семёнович и Ольга Михайловна. Постепенно жизнь налаживалась: в свет вышел долгожданный перевод «Слова о полку Игореве» и переведенные поэтом стихи грузинских классиков. Екатерина Васильевна с удовольствием обустраивала быт. Устроиться на работу поэт жене не позволил, но она, неугомонная, выучилась шить и тут же принялась обшивать родных и знакомых. Частенько уставшая от былых мытарств женщина проходила по квартире и поглаживала мебель, картины, посуду, будто не веря собственному счастью. Иногда Екатерина Васильевна и Ольга Михайловна выбирались в город за покупками. Как-то женщинам посчастливилось приобрести большой синий китайский сервиз, который было решено разделить пополам: столовую часть забрала Заболоцкая, чайная половина досталась её менее практичной соседке. Этот сервиз Екатерина Васильевна берегла до самой смерти.

Московская жизнь Заболоцких была далеко не такой безмятежной, какой казалась со стороны. После ссылки характер Николая Алексеевича сильно испортился. Требовательный к себе и к окружающим, он был полноправным хозяином в доме, не терпящим возражений, самолично вел бюджет и выдавал супруге на хозяйство ровно столько денег, сколько считал нужным. Как шутливо заметил однажды К. Чуковский «у жены Заболоцкого нет права даже на совещательный голос в хозяйстве». К тому же, наученный горьким опытом поэт сделался чрезвычайно подозрительным и даже на некоторое время перестал писать, боясь, что его «возьмут». В периоды творческого кризиса Николай Алексеевич пил, много и в одиночку, отправляя жену в магазин то за одним, то за другим.

В доме Заболоцких часто бывали гости: Шварц, Степанов, Липкин, Чуковский, Тарковский. Запросто, по-соседски, забегали Гроссманы. Многие литераторы приходили с женами. В отличие от присутствующих дам, Екатерина Васильевна никогда не вмешивалась в мужские разговоры, ни с кем не спорила, деловито подавала закуски, подливала чай и совсем не замечала, с каким неподдельным интересом и теплотой за ней наблюдает сосед…

Любовный треугольник

В ноябре 1954 г. Николай Алексеевич слег с инфарктом. Екатерина Васильевна днями и ночами дежурила у постели больного мужа. Навещал друга и Василий Семенович Гроссман, приносил гостинцы, делился новостями. Как-то он встретил Заболоцкую во дворе их дома на Беговой, когда она торопилась к больницу, и предложил прогуляться. Неожиданно для себя женщина согласилась. Вскоре встречи стали регулярными. Чувства захватили двух уже немолодых людей, оба с нетерпением ждали этих совместных прогулок и в то же время понимали, что поступают неправильно. О раздиравших его в то время сомнениях Василий Семенович писал в нашумевшем романе «Жизнь и судьба»: «Ему казалось, что эта женщина, чьи пальцы он только что целовал, могла бы заменить ему все, чего он хотел в жизни, о чем мечтал, – и славу, и радость всенародного признания! <…> Конечно, он не имел права думать о жене своего друга так, как думал о ней. Он не имел права тосковать по ней. Он не имел права тайно встречаться с ней. Расскажи ему кто-либо подобную историю, он был бы возмущен. Обманывать жену! Обманывать друга! Но он тосковал по ней, мечтал о встречах с ней».

Наконец, Екатерина Васильевна не выдержала и рассказала о своей тайне мужу. Заболоцкий был взбешён и обескуражен одновременно. Такого он от своей покладистой и милой жены никак не ожидал. Гроссману было отказано от дома, а с Екатериной Васильевной поэт теперь обращался так, будто та была служанкой. Несмотря на запрет врачей Николай Алексеевич вновь стал крепко выпивать, порой по трое суток не выходя из своего кабинета. Екатерина Васильевна не находила себе места, всячески пыталась наладить отношения, но наткнувшись на глухую стену непонимания, в один день собрала в старый саквояж самые необходимые вещи и ушла от мужа. Узнав об этом, Василий Семенович тоже расстался с женой. Они поселились на съёмной квартире, на окраине Москвы. Екатерина Васильевна тут же дала в газету объявление о разводе с Заболоцким, однако Гроссман афишировать свой уход из семьи не спешил.

Прощение

Чтобы заглушить боль от разлуки с женой Заболоцкий начал встречаться с Натальей Александровной Роскиной, 28-летней дочерью известного критика, чеховеда А. И. Роскина, и уже на втором свидании сделал ей предложение. Девушка ответила согласием, и Николай Алексеевич переехал к ней, в коммуналку на Первой Мещанской. Вместе они прожили полтора месяца, но ссориться по воспоминаниям самой Роскиной начали едва ли не с первого дня. Наконец, поэт, уставший от бесконечных обид и раздоров, заявил, что хочет быть один, и вернулся в квартиру на Беговой. В память об отношениях с Натальей Александровной он написал своё знаменитое стихотворение, вошедшее в четвёртый, последний прижизненный сборник (1957 г.):

Зацелована, околдована,
С ветром в поле когда-то обвенчана,
Вся ты словно в оковы закована,
Драгоценная моя женщина!

По возвращении домой Николай Алексеевич ушёл в тяжёлый запой. Навещавшие его друзья всегда заставали одну и ту же картину: небрежно одетый поэт сидел за столом и пил водку под «Болеро» Равеля. Когда запись заканчивалась, Заболоцкий нетвердым шагом подходил к проигрывателю и ставил пластинку заново.

Между тем у Екатерины Васильевны и Василия Гроссмана семейная жизнь тоже не складывалась. Оба были слишком ответственными людьми, и беспокойство за бывших супругов их тяготило. Василий периодически навещал свою жену и оставался на Беговой «поработать в своём кабинете». Узнав об этом, Арсений Тарковский намекнул Заболоцкому, что неплохо бы и ему встретиться с Екатериной Васильевной. После нескольких решительных отказов Николай Алексеевич сдался и разрешил супруге приехать. Так Екатерина Васильевна стала дважды в неделю наведываться к поэту, прибиралась, стирала, готовила и однажды вернулась насовсем.

Смерть

Связанные с уходом жены личные переживания, злоупотребление алкоголем сделали своё дело: подорванное тюрьмой и лагерями здоровье поэта не выдержало новых испытаний. Спустя пару недель после возвращения жены у Николая Алексеевича случился второй инфаркт. Екатерина Васильевна самоотверженно ухаживала за больным супругом, не отходила от него ни на шаг, кормила с ложечки, подавала лекарства. Глядя на хлопотавшую жену, поэт однажды произнёс: «Знаешь, сердцу гораздо труднее вынести счастье, а не горе. Врачи все врут.»

На этот раз вырвать мужа из цепких когтей смерти Екатерине Васильевне не удалось. 14 октября 1958 г. Николай Алексеевич Заболоцкий скончался. Похоронен поэт в Москве, на Новодевичьем кладбище.

24 апреля 1963 года по заявлению жены Н. А. Заболоцкий был реабилитирован посмертно.



pishi-stihi.ru - сегодня поговорим о стихах