Как писать стихи
Pishi-stihi.ru » Справочник для учащихся и начинающих авторов » Поэтические приёмы

Аллюзия

В наших повседневных разговорах мы время от времени можем не прямо называть какое-то событие, человека или предмет, а давать расплывчатые подсказки. Такие туманные указания выполняют ту же функцию, что и эвфемизмы. Они позволяют скрыть истинный смысл высказывания, что полезно, например, когда вокруг много посторонних людей, которых не хочется посвящать в подробности. К тому же эти намёки придают речи таинственность и необычность, что заинтересовывает слушателя и улучшает восприятие высказывания. В литературе такое явление тоже имеется и носит название аллюзия.

Этот термин происходит от латинского слова «allusidere», которое можно перевести как «подшучивать, намекать». В литературоведении под аллюзией понимают стилистическую фигуру, оборот речи или выражение, заключающее в себе указание или отсылку к литературному, историческому, мифологическому либо политическому факту. При формулировании аллюзии может использоваться образ, цитата из классического произведения, фразеологизм, общеизвестное высказывание исторического лица и т. д.

Стоит уточнить, что среди исследователей нет единого мнения относительно того, как употреблять слово «аллюзия». Часто можно встретить выражение «аллюзия на что-либо», которое образовано по аналогии с «намёк на что-либо». Также распространена форма «аллюзия к чему-либо» как синоним «отсылка к чему-либо».

Близкими понятиями являются реминисценция и параллель. Реминисценция – это использование автором образов или выражений, навеянных или намеренно заимствованных из другого произведения. Параллель – упоминание в произведении образов или событий из других произведений с целью сопоставления и сравнения, организованное в виде тождественных грамматических и семантических конструкций. Главным отличием аллюзии от этих феноменов является её завуалированный, неявный характер.

Одним из самых распространённых примеров аллюзии являются библейские отсылки, которые встречаются у многих русских поэтов и писателей. Вот отрывки из некоторых произведений А. С. Пушкина:

Донос оставя без вниманья,
Сам царь Иуду утешал
И злобу шумом наказанья
Смирить надолго обещал!

«Полтава».

И где ж Мазепа? Где ж злодей?
Куда бежал Иуда в страхе?
Зачем король не меж гостей?
Зачем изменник не на плахе?

«Полтава».

Здесь библейский образ предателя служит указанием на преступления Мазепы, которые не называются прямо, но подразумеваются в произведении.

А вот отсылки к самому Александру Сергеевичу и его творчеству:

Гоним. Ты движешься в испуге
к Неве. Я снова говорю:
я снова вижу в Петербурге
фигуру вечную твою.

Гоним столетьями гонений,
от смерти всюду в двух шагах,
теперь здороваюсь, Евгений,
с тобой на этих берегах.

«Петербургский роман», И. А. Бродский.

В этом фрагменте автор намекает и на творца, и на его персонажа. Как и Евгений Онегин, герой одноимённого романа, Пушкин постоянно подвергался притеснениям и много времени провёл в изгнании. Дополнительной чертой, позволяющей понять, что Иосиф Александрович указывает на своего великого предшественника, является упоминание Петербурга. Как известно, Пушкин искренне любил этот город, поэтому неудивительно, что лирический герой Бродского встречает призрак поэта именно на берегах Невы.

Вот ещё одна отсылка к творчеству великого русского поэта в лирике Бродского:

Не стану жечь
тебя глаголом
, исповедью, просьбой,
проклятыми вопросами – той оспой,
которой речь
почти с пелён
заражена – кто знает? – не тобой ли;
надёжным, то есть, образом от боли
ты удалён.

«Разговор с небожителем».

В выделенной фразе узнаём искажённое выражение из «Пророка» А. С. Пушкина, уже ставшее крылатым.
Следующий отрывок также содержит отсылку к произведению Александра Сергеевича:

Машенька, ты здесь жила и пела,
Мне, жениху, ковёр ткала,
Где же теперь твой голос и тело,
Может ли быть, что ты умерла?

Как ты стонала в своей светлице,
Я же с напудренною косой
Шёл представляться императрице
И не увиделся вновь с тобой.

«Заблудившийся трамвай», Н. С. Гумилёв.

В образах героев узнаём персонажей пушкинской «Капитанской дочки».

Существуют аллюзии на политические события и исторических деятелей. В поэме С. А. Есенина «Страна негодяев» есть такой персонаж, как комиссар Чекистов, настоящая фамилия которого – Лейбман. Исследователи считают, что этот герой – намёк на Л. Д. Троцкого, чьё настоящее имя – Лейба Бронштейн.

Аллюзии часто встречаются в прозаических произведениях. Например, в романах Ф. М. Достоевского, Дж. Фаулза, Айрис Мёрдок и других писателей есть отсылки к пьесам У. Шекспира. Указания на библейские сюжеты можно обнаружить в творчестве Р. Киплинга, М. А. Булгакова, Б. Вербера. Большим мастером художественных аллюзий считают итальянского писателя У. Эко.



pishi-stihi.ru - сегодня поговорим о стихах