Как писать стихи
Pishi-stihi.ru » Василий Жуковский

«Варвик» В. Жуковский

Никто не зрел, как ночью бросил в волны
      Эдвина злой Варвик;
И слышали одни брега безмолвны
      Младенца жалкий крик.

От подданных погибшего губитель
      Владыкой признан был –
И в Ирлингфор уже как повелитель
      Торжественно вступил.

Стоял среди цветущия равнины
      Старинный Ирлингфор,
И пышные с высот его картины
      Повсюду видел взор.

Авон, шумя под древними стенами,
      Их пеной орошал,
И низкий брег с лесистыми холмами
      В струях его дрожал.

Там пламенел брегов на тихом склоне
      Закат сквозь редкий лес;
И трепетал во дремлющем Авоне
      С звездами свод небес.

Вдали, вблизи рассыпанные села
      Дымились по утрам;
От резвых стад равнина вся шумела,
      И вторил лес рогам.

Спешил, с пути прохожий совратяся,
      На Ирлингфор взглянуть,
И, красотой картин его пленяся,
      Он забывал свой путь.

Один Варвик был чужд красам природы:
      Вотще в его глазах
Цветут леса, вияся блещут воды,
      И радость на лугах.

И устремить, трепещущий, не смеет
      Он взора на Авон:
Оттоль зефир во слух убийцы веет
      Эдвинов жалкий стон.

И в тишине безмолвной полуночи
      Все тот же слышен крик,
И чудятся блистающие очи
      И бледный, страшный лик.

Вотще Варвик с родных брегов уходит –
      Приюта в мире нет:
Страшилищем ужасным совесть бродит
      Везде за ним вослед.

И он пришел опять в свою обитель:
      А сладостный покой,
И бедности веселый посетитель,
      В дому его чужой.

Часы стоят, окованы тоскою;
      А месяцы бегут…
Бегут – и день убийства за собою
      Невидимо несут.

Он наступил; со страхом провожает
      Варвик ночную тень:
Дрожи! (ему глас совести вещает)
      Эдвинов смертный день!

Ужасный день: от молний небо блещет;
      Отвсюду вихрей стон;
Дождь ливмя льет; волнами, с воем плещет
      Разлившийся Авон.

Вотще Варвик, среди веселий шума,
      Цеди́т в бокал вино:
С ним за столом садится рядом Дума, –
      Питье отравлено́.

Тоскующий и грозный призрак бродит
      В толпе его гостей;
Везде пред ним: с лица его не сводит
      Пронзительных очей.

И день угас, Варвик спешит на ложе…
      Но и в тиши ночной,
И на одре уединенном то же;
      Там сон, а не покой.

И мнит он зреть пришельца из могилы,
      Тень брата пред собой;
В чертах болезнь, лик бледный, взор унылый
      И голос гробовой.

Таков он был, когда встречал кончину;
      И тот же слышен глас,
Каким молил он быть отцом Эдвину
      Варвика в смертный час:

«Варвик, Варвик, свершил ли данно слово?
      Исполнен ли обет?
Варвик, Варвик, возмездие готово;
      Готов ли твой ответ?»

Воспрянул он – глас смолкнул – разъяренно
      Один во мгле ночной
Ревел Авон, – но для души смятенной
      Был сладок бури вой.

Но вдруг – и въявь средь шума и волненья
      Раздался смутный крик:
«Спеши, Варвик, спастись от потопленья;
      Беги, беги, Варвик!»

И к берегу он мчится – под стеною
      Уже Авон кипит;
Глухая ночь; одето небо мглою;
      И месяц в тучах скрыт.

И молит он с подъятыми руками:
      «Спаси, спаси, творец!»
И вдруг – мелькнул челнок между волнами;
      И в челноке пловец.

Варвик зовет, Варвик манит рукою –
      Не внемля шума волн,
Пловец сидит спокойно над кормою
      И правит к брегу челн.

И с трепетом Варвик в челнок садится –
      Стрелой помчался он…
Молчит пловец… молчит Варвик… вот, мнится,
      Им слышен тяжкий стон.

На спутника уставил кормщик очи:
      «Не слышался ли крик?» –
«Нет; просвистал в твой парус ветер ночи, –
      Смутясь, сказал Варвик. –

Правь, кормщик, правь, не скоро челн домчится,
      Гроза со всех сторон».
Умолкнули… плывут… вот снова, мнится,
      Им слышен тяжкий стон.

«Младенца крик! Он борется с волною;
      На помощь он зовет!» –
«Правь, кормщик, правь, река покрыта мглою,
      Кто там его найдет?»

«Варвик, Варвик, час смертный зреть ужасно;
      Ужасно умирать;
Варвик, Варвик, младенцу ли напрасно
      Тебя на помощь звать?

Во мгле ночной он бьется меж водами;
      Облит он хладом волн;
Еще его не видим мы очами;
      Но он… наш видит челн!»

И снова крик слабеющий, дрожащий,
      И близко челнока…
Вдруг в высоте рог месяца блестящий
      Прорезал облака;

И с яркими слиялася лучами,
      Как дым прозрачный, мгла,
Зрят на скале дитя между волнами;
      И тонет уж скала.

Пловец гребет; челнок летит стрелою;
      В смятении Варвик;
И озарен младенца лик луною;
      И страшно бледен лик.

Варвик дрожит – и руку, страха полный,
      К младенцу протянул –
И со скалы спрыгнул младенец в волны
      К его руке прильнул.

И вмиг… дитя, челнок, пловец незримы;
      В руках его мертвец:
Эдвинов труп, холодный, недвижимый,
      Тяжелый, как свинец.

Утихло все – и небеса и волны:
      Исчез в водах Варвик;
Лишь слышали одни брега безмолвны
      Убийцы страшный крик.

Дата создания: 24–27 октября 1814 г.

Перевод баллады Саути. Название в оригинале: «Lord William».

Рубрики стихотворения: БалладыДлинные стихи


Лермонтов был арестован за стихотворение «Смерть поэта», написанное после гибели А. С. Пушкина. Текст назвали антиправительственным. От ссылки на Кавказ его спасло только вмешательство бабушки.

Друзья подшучивали над Лермонтовым за слабость к еде. Однажды товарищи даже угостили его булочками с древесными опилками. Поэт сначала не заметил ничего подозрительного и успел съесть несколько штук. Когда все выяснилось, он сильно обиделся.

Маяковский не здоровался за руку (в крайних случаях использовал платок). Причина: отец поэта умер от сепсиса, после укола булавкой.


Смотри также:



pishi-stihi.ru - сегодня поговорим о стихах