Как писать стихи
Pishi-stihi.ru » Истории из жизни поэтов

Василий Жуковский: биография

Василий Жуковский

Его стихов пленительная сладость
Пройдет веков завистливую даль,
И, внемля им, вздохнет о славе младость,
Утешится безмолвная печаль
И резвая задумается радость.
(А. С. Пушкин)

Василий Андреевич Жуковский – поэт, переводчик, критик, педагог, один из основоположников русского романтизма, друг и литературный наставник А. С. Пушкина. Вклад Василия Андреевича в русскую литературу очень точно охарактеризован В. Г. Белинским: «Жуковский, – этот литературный Коломб Руси, открывший ей Америку романтизма в поэзии, по-видимому, действовал как продолжатель дела Карамзина, как его сподвижник, тогда как в самом-то деле он создал свой период литературы, который не имел ничего общего с карамзинским… Жуковский внёс романтический элемент в русскую поэзию: вот его великое дело, его великий подвиг…»

Детство

Обстоятельства рождения В. А. Жуковского подробно описала в своих мемуарах его племянница, А. П. Зонтаг (в девичестве Юшкова). В 1770 г. премьер-майор К. И. Муфель послал в подарок своему давнему приятелю, русскому помещику Афанасию Ивановичу Бунину, двух захваченных при взятии Бендер сестёр-турчанок: 10-летнюю Фатьму и 15-летнюю Сальху. Спустя год младшая из девушек скончалась, а старшая приняла православие и осталась жить наложницей при Афанасии Ивановиче под именем Елизавета Дементьевна Турчанинова. В имении Мишенское Белёвского уезда её поселили в отдельном домике и определили на должность ключницы.

Законная жена помещика, Мария Григорьевна Бунина (в девичестве Безобразова) против мужниных похождений не возражала. Родив в браке 11 детей, она отказалась от супружеских обязанностей. А юная турчанка не видела в этой связи ничего постыдного, наивно полагая, что у каждого мужчины должен быть свой гарем. Жизнь в усадьбе текла тихо и размеренно, но в 1781 году семью постигло страшное несчастье: умер (возможно, покончил с собой) Иван, единственный сын Буниных. Вне себя от горя Мария Григорьевна сочла эту трагедию Божьей карой за прелюбодеяние супруга и прекратила с Афанасием Ивановичем всяческое общение, а турчанку повелела не пускать более в господский дом.

29 января (9 февраля по н. с.) 1783 г. Елизавета Дементьевна родила от И. А. Бунина здорового мальчика. Младенца нарекли Василием, а отцом его был записан разорившийся дворянин Андрей Григорьевич Жуковский, старинный приятель Афанасия Ивановича, живший в Мишенском на правах бедного родственника. Турчанинова сама принесла новорожденного сына в барские покои и положила к ногам барыни. При виде мальчугана Мария Григорьевна растрогалась и пообещала: «Васеньку я воспитаю сама, как родного».

Хрупкий мир в доме был восстановлен, а черноглазый малыш стал любимцем всех женщин Мишенского. Каждая норовила побаловать и приласкать очаровательного «басурманчика». Тем временем А. И. Бунин хлопотал о будущем сына: в 1785 г. Василий был записан сержантом Астраханского полка, и уже к 6 годам имел чин прапорщика, а также право на получения дворянства. В 1789 г. Васеньке наняли немца-гувернера Якима Ивановича, но при первой же попытке «угостить» избалованного подопечного розгами наставник был выставлен из дома, а образованием мальчика занялся его приемный отец А. Жуковский. В 1790 г. Бунины переехали в Тулу, где будущий поэт стал посещать частный пансион Роде в качестве приходящего ученика.

В марте 1791 г. Афанасий Иванович скончался. По завещанию все его имущество досталось жене и дочерям, о Василии Жуковском и Елизавете Турчаниновой не было сказано ни слова. Однако Мария Григорьевна не бросила их без средств к существованию. К этому времени она успела крепко подружиться с бывшей с соперницей, а к Васеньке относилась с материнской нежностью.

Московский университетский пансион

В пансионе Роде Василий проучился до весны 1792 г., а осенью поступил в Главное народное училище, откуда его вскоре отчислили за «неспособность». Следующие несколько лет Жуковский провёл в доме своей единокровной сестры Варвары Афанасьевны Юшковой (в девичестве Буниной). В имении Сальково, принадлежавшем Юшковым, имелся собственный театр, и зимой 1794 г. Жуковский впервые попробовал свои силы в драматургии, поставив две небольшие пьесы, которые прошли на домашней сцене с большим успехом.

В 1795 г. Юшковы затеяли процесс о внесении В. А. Жуковского во 2-ю часть Родословной книги по Тульской губернии. Заявление было подано с некоторыми нарушениями, и, чтобы избежать неприятностей по линии Департамента герольдии, было принято решение о незамедлительном определении Василия на военную службу. В 1796 г. с благословения М. Г. Буниной 12-летний недоросль Жуковский в сопровождении соседа К. Постникова отправился в Нарвский полк, стоявший в Кексбурге (соврем. Выборг). Затея провалилась. По приказу Павла I в действующую армию запрещено было брать несовершеннолетних, и Василий вновь вернулся к Юшковым.

В 1797 г. Мария Григорьевна по совету писателя А. Т. Болотова отдала приемного сына в Благородный пансион при московском университете. Новое место учебы Василию понравилось. Поскольку ученики часть предметов могли выбирать сами, Жуковский отдал предпочтение русской словесности, истории, рисованию, французскому и немецкому языкам. Лучшими приятелями будущего поэта стали сыновья директора университета – Андрей и Александр (с последним Жуковского на протяжении всей жизни связывала большая дружба, Андрей скоропостижно скончался в июле 1803 г.).

В 1800 г. В. А. Жуковский окончил пансион с серебряной медалью и получил место городового секретаря в Главной соляной конторе с ежемесячным окладом в 175 рублей. Все своё свободное время он посвящал литературной деятельности, занимаясь преимущественно переводами. В этот период Василий Андреевич перевёл на русский язык «Страдания молодого Вертера» (Гёте), а затем комедию «Ложный стыд» и роман «Мальчик у ручья» (Коцебу). Вскоре жизнь в Москве стала невыносимой: друзья разъехались, а конфликты с руководством Соляной конторы участились. Василий Андреевич принципиально перестал ходить на службу, за что был уволен с должности и помещён под домашний арест. От суда за нарушение присяги Жуковского спасло лишь заступничество И. П. Тургенева и А. А. Прокоповича-Антонского.

В конце мая 1802 г. поэт покинул первопрестольную и уехал в Мишенское. Летом этого же года он через мужа своей единокровной сёстры Екатерины Афанасьевны Протасовой (в девичестве Буниной) познакомился с Н. М. Карамзиным. Признанному поэту начинающий сочинитель представил переложение элегии Т. Грея «Сельское кладбище». Николай Михайлович принял перевод без особого восторга, но отметил, что после доработки из него «может получиться великолепная вещь». Так в жизни Василия начался первый творческий период – период сентиментализма (1802-1806 г.г.).

«Мой друг, хранитель-ангел мой…»

В 1805 г. в Белёв переехала овдовевшая Екатерина Афанасьевна Протасова, единокровная сестра В. А. Жуковского. В то время поэт строил в Белёве дом, а Протасовы поселились по соседству, в съёмном особняке на Крутиковской улице. Выплатив карточные долги покойного мужа, Екатерина Афанасьевна была стеснена в средствах и не могла нанять преподавателя для своих дочерей – 12-летней Марии и 10-летней Александры, а потому обратилась за помощью к Василию Андреевичу. Поэт воспринял предложение с энтузиазмом и разработал план, согласно которому девочки начали изучать историю, географию, эстетику, теологию, нравственность, изящную словесность, рисование, знакомились с произведениями европейских авторов.

Юным барышням очень нравились занятия с их молодым родственником. Они были совершенно не похожи между собой: бойкая, обещающая стать великолепной красавицей Сашенька и тихая замкнутая Маша, которую даже мать считала дурнушкой. Однако именно Мария всецело завладела мыслями и чувствами Василия Андреевича. В своём дневнике 9 июля 1805 г. поэт оставил следующую запись: «…можно ли быть влюбленным в ребёнка?». В этом чувстве не было ничего порочного. Будучи человеком высокой морали, Жуковский видел в юной Маше будущую супругу, хранительницу «семейственного счастия». В 1807 г. году Василий Андреевич попробовал объясниться с сестрой, но встретил решительный отказ. Екатерина Афанасьевна была очень религиозна и считала, что брак между родственниками невозможен. Раздосадованный Василий Андреевич отбыл в Москву заниматься редактированием «Вестника Европы». С 1808 г. сентиментализм в творчестве поэта сменился романтизмом.

В 1810 г. Протасова-старшая приняла решение переехать в доставшееся ей от отца село Муратово. Господского дома в имении не было, и Жуковский вызвался помочь со строительством. Он ещё надеялся переубедить сестру. Глядя в Машины глаза, он понимал, что любим и собирался бороться за своё счастье.

Время потерь

1810 г. прошел для Жуковского под знаком неудач: в творчестве наметился кризис, с «Вестником Европы» путь поэта разошёлся, по-прежнему не было никакой определенности в отношениях с Протасовыми. Зато две «маменьки» (М. Бунина и Е. Турчанинова) расстарались и приобрели для Васеньки половину деревни Холх по соседству с Муратово. Жуковский заделался настоящим барином: теперь у него имелась собственная усадьба, 17 тягловых душ (не считая 2 беглых слуг) и личный слуга Максим. К тому же, теперь он мог чаще бывать в Муратово и видеться с Машенькой.

В мае 1811 г. скончалась благодетельница поэта Мария Григорьевна Бунина. Это печальное известие привезла сыну Елизавета Дементьевна Турчанинова, а через 10 дней, не пережив волнений, умерла сама. Так, почти одновременно Василий Андреевич лишился двух дорогих, безмерно любящих его женщин. После похорон матери Жуковский поселился в Холхе, изредка выезжая в Москву и в Петербург. К началу войны с Наполеоном он успел закончить знаменитую балладу «Светлана», а 3 мая 1812 года на дне рождения Плещеева спел «Пловца» и объявил о своём вступлении в ополчение.

Военная служба

Во время битвы при Бородино, ополченцы в составе Мамоновского полка стояли в резерве. Со своего места Жуковский видел все, что происходило на поле брани. После сдачи Москвы поэта перевели в штаб Кутузова. Отныне он оформлял деловые бумаги для фельдмаршала, и за лёгкий слог был прозван «златоустом». Здесь же, в лагере Жуковский написал поэму «Певец во стане русских воинов», принесшую ему всероссийскую известность.

Декабрь 1812 г. выдался суровым. Под Вильно поэт сильно простудился и свалился с жестокой горячке. Пока адъютант Кутузова разыскивал Жуковского по госпиталям, в Москве сходили с ума от беспокойства Вяземский и Тургенев, пытаясь раздобыть хоть какие-то сведения о судьбе пропавшего друга. Все разрешилось благополучно: почувствовав себя лучше, Василий Андреевич сообщил о своём местонахождении в Главный штаб армии. 6 января 1813 г. произведенный в штабс-капитаны Жуковский прибыл в Муратово.

«Долбинская осень»

Надолго остаться в деревне Василий Андреевич не мог. Нужно было заниматься делами, восстанавливать утраченный в московском пожаре гардероб, налаживать связи с издателями. А. Тургенев уже ждал Жуковского в Петербурге. Перед отъездом поэт ещё раз встретился с Е. А. Протасовой, чтобы просить руки Маши, но сестра была непреклонна. Чтобы смягчить маменьку влюбленные даже решились на хитрость: договорились «устроить» брак младшей Сашеньки с А. Ф. Воейковым. С последним Жуковский был давно, но даже не подозревал, какую роковую роль сыграет этот гнусный, беспринципный человек в его личной драме.

Осенью 1814 г. Василий Андреевич поселился в Долбино. Подстегиваемый любовной страстью и надеждой на скорое воссоединение с Машенькой он с головой ушёл в работу. В это время Жуковский написал 6 «Эпитафий», несколько посланий, ряд поэтических миниатюр, шуточных стихотворений и баллад, а также перевёл с французского «Библию» (из Л. Фонтана). «Долбинскую осень» (по аналогии с пушкинской Болдинской осенью) литературоведы считают одним из самых плодотворных периодов в жизни поэта.

Дерпт

Поначалу все шло, как задумали Маша и Василий. А. Ф. Воейков и Саша Протасова обвенчались. В подарок молодожёнам Жуковский преподнес издание «Светланы» с авторским посвящением. В 1815 г. А. Ф. Воейков должен был занять кафедру в Дерпте, и все семейство начало готовиться к отъезду. Василий Андреевич отправился с Протасовыми на правах «родственника», хотя прекрасно осознавал двусмысленность своего положения.

Муж Александры оказался настоящим тираном. Он сразу подчинил себе всех трёх женщин. Кроме того, Воейков всячески настраивал тёщу против Жуковского и настаивал на его немедленном отъезде. Сразу по прибытии в Дерпт между единокровными братом и сестрой состоялся неприятный разговор, в котором Екатерина Афанасьевна без обиняков заявила, что поэту надобно оставить их семью, так как его присутствие портит репутацию Марии. С тяжёлым сердцем Василий Андреевич вернулся в Петербург.

Спустя год Жуковский узнал о предстоящем замужестве Марии. Не надеясь более на счастье с «милым Базилем», девушка дала согласие на брак с университетским профессором Иваном Мойером. Венчание состоялось 14 января 1817 г. Позднее Василий Андреевич неоднократно гостил у Мойеров, нянчил их дочь Катеньку и, казалось, даже радовался за бывшую возлюбленную.

В последний раз Жуковский видел свою Машеньку в марте 1823 г. Молодая женщина плохо переносила беременность, но была рада видеть поэта. Василий Андреевич пробыл у Мойеров неделю. Уже в Петербурге его сразило страшное известие: родив мертвого мальчика, Мария скончалась. Поэт снова выехал в Дерпт, но на похороны не успел. На могиле ему передали прощальное письмо от Маши: «Друг мой! Это письмо получишь ты тогда, когда меня подле вас не будет, но когда я еще ближе буду к вам душою. Тебе обязана я своим живейшим счастьем, которое только ощущала!.. Жизнь моя была наисчастливейшая… и все, что ни было хорошего, – все было твоя работа… сколько вещей должна я была обожать только внутри сердца, – знай, что я все чувствовала и все понимала. Теперь – прощай!»

Придворный учитель

В 1816 г. В. А. Жуковский при протекции Г. А. Глинки получил место учителя русского языка при Александре Фёдоровне, невесте великого князя Николая. Между венценосной ученицей и Василием Андреевичем сложились тёплые, почти дружеские отношения. Благодаря Жуковскому, прирожденному наставнику, Александра Федоровна оценила всю глубину и мощь русского языка. Сопровождая великую княгиню во время зарубежных поездок, поэт с удовольствием посещал великосветские рауты, театры и художественные галереи, охотно знакомился с деятелями культуры. И, о, чудо! Угасший было творческий дух ожил. Жуковский вновь взялся за перо: закончил перевод шиллеровской «Орлеанской девы», перевёл одну из поэм «Лаллы Рук». Не пренебрегал Василий Андреевич и салонной поэзией: легко сочинял экспромты и альбомные стихи.

В 1824 г. Поэт стал наставником великого князя Александра Николаевича. В своём письме к Вяземскому он писал, что отныне вынужден выбирать между воспитанием наследника престола и поэзией, причём не в пользу последней. Многие историки полагают, что под влиянием Жуковского определились многие взгляды и принципы будущего царя-освободителя. В свите цесаревича Василий Андреевич объездил всю Россию: бывал на Урале и в Сибири, нашёл и зарисовал место гибели Ермака. В заграничном путешествии с великим князем Жуковский посетил дом Гёте в Веймаре, в Берлине общался с живописцем Крюгером и скульптором Раухом, на итальянском озере Комо Василия Андреевича посетил Ф. Тютчев.

Современники свидетельствуют о В. А. Жуковском, как о добрейшем, тонко чувствующем человеке. Пользуясь влиянием при дворе, поэт был готов оказать помощь всякому, кто в ней нуждался. Он решал вопросы о лечении впавшего в безумие К. Батюшкова, ходатайствовал об освобождении от военной службы Е. Баратынского, пытался облегчить участь ссыльных декабристов, поддерживал Н. Гоголя, М. Лермонтова, Н. Некрасова.

Дружба с Пушкиным

С Александром Пушкиным В. А. Жуковский сблизился в 1815 г. Молодой, но уже известный поэт навестил юного лицеиста в Царском Селе и был потрясен размахом пушкинского дарования. «Милое, живое творенье, – писал Василий Андреевич в своём письме к Вяземскому, – это надежда нашей словесности… Нам всем надо соединиться, чтобы помочь вырасти этому будущему гиганту, который всех нас перерастёт…». Своей любви к Пушкину Жуковский не изменил до конца своих дней.

Василий Андреевич стал для младшего собрата другом, наставником и покровителем в одном лице. Он ввёл Александра Сергеевича в лучшие литературные салоны Петербурга, хлопотал о возвращении Пушкина из южной ссылки, мирил пылкого потомка Ганнибала с отцом, принимал участие в редактировании и публикации «Бориса Годунова». Александр Сергеевич в свою очередь гордился дружбой с Жуковским и был безмерно благодарен тому за помощь. Вместе поэты посещали собрания общества «Арзамас», все участники которого носили прозвища, взятые из произведений Василия Андреевича, в частности Пушкин был «Сверчком», а сам Жуковский именовался «Светланой». Живя в Петербурге, друзья ежедневно виделись, а в разлуке вели активную переписку.

В 1831 г. двор спасался от эпидемии холеры в Царском селе. Друзья жили по соседству: Жуковский – в Александровском дворце, Пушкин – в доме А. К. Китаевой на Колпинской улице. Дабы не погрязнуть в унынии, поэты решили посостязаться в сочинении сказок: Александр Сергеевич написал «Сказку о царе Салтане», Василий Андреевич – «Сказку о царе Берендее», «Войну мышей и лягушек» и «Спящую царевну».

Узнав о скандале, связанном с Дантесом и женой А. С. Пушкина, Жуковский страшно взволновался и тут же бросился улаживать конфликт. Однако все его усилия оказались напрасны: Пушкин стоял на своём и категорически отказывался от примирительной встречи с обидчиком. О роковой дуэли и смертельном ранении друга, Василий Андреевич узнал случайно. 27 января 1837 г. он поехал к Вяземским, но дома хозяев не застал и зашёл к их зятю, который и рассказал последние новости.

Пушкин умер 29 января, в день рождения Жуковского. Когда все было кончено, Василию Андреевичу пришлось заниматься издательскими делами покойного, решать проблемы с его долгами, хлопотать перед императором о назначении пенсии вдове и детям поэта. После разбора пушкинских бумаг, на руках у Жуковского оказались рукописи и черновики, в том числе неизданные поэмы «Медный всадник» и «Каменный гость». Перстень друга, воспетый в стихотворении «Талисман», Жуковский оставил себе на память и с 1838 г. запечатывал им личные письма.

Семья

Несчастливый роман с Марией Протасовой-Мойер надолго отбил у Жуковского охоту влюбляться. Тихое семейное счастье он обрёл в 58 лет, женившись на 19-летней Елизавете Рейтерн, дочери немецкого художника. Отношения с романовским двором к тому времени совсем расстроились. Василий Андреевич подал в отставку, поселился с женой в окрестностях Дюссельдорфа принялся за перевод гомеровской «Одиссеи». Частым гостем в доме Жуковских стал Н. В. Гоголь.

В 1842 г. в семье родилась дочь Александра, 1 января 1845 г. – сын Павел, крестным которого стал великий князь Александр Николаевич. Омрачала идиллию только тяжёлая нервная болезнь Елизаветы Евграфовны. Пытаясь унять затяжные приступы депрессии, Василий Андреевич окружил жену вниманием и заботой, хотя сам уже был не совсем здоров. Все симптомы указывали на проблемы с сердцем: поэт мучили сильная одышка и частые кровотечения, стремительно ухудшалось зрение.

Лучшим средством от хандры и недугов стала работа. В этот период Жуковский, закончил начатый в России перевод индийской народной повести «Наяль и Дамаянти», написал ряд стихотворных произведений и 3 сказки – «Тюльпанное дерево», «Кота в сапогах» и «Сказку об Иване-царевиче и сером волке». Сказки поэт отправил в Петербург, и годом позже они были напечатаны на страницах «Современника».

Последние годы жизни

Во время пребывания за границей Василий Андреевич не единожды намеревался уехать в Россию, но каждый раз переезд приходилось откладывать. Возвращение на родину так и осталось для поэта несбыточной мечтой. Осенью 1848 г. Жуковские окончательно обосновались в Баден-Бадене, где поэт написал своё последнее стихотворение «Царскосельский лебедь». В марте 1852 г. Василий Андреевич узнал о кончине Н. В. Гоголя, с которым тесно общался на протяжении последних десятилетий. Потрясенный Жуковский несколько часов безмолвно просидел в тёмном кабинете, вышел, прилег на диван и больше уже не поднимался.

В. А. Жуковский скончался 12 апреля 1852 г., в день Светлой Пасхи. Первоначально его останки были помещены в склеп на загородном погосте Баден-Бадена. В августе того же года гроб с телом усопшего был переправлен в Петербург и захоронен на Тихвинском кладбище Александро-Невской лавры.


Анализы стихотворений:
Ахматова; Бальмонт; Бродский; Брюсов; Бунин; Гумилев; Заболоцкий; Маяковский; Пастернак; Твардовский
И не только:
Апухтин; Баратынский; Батюшков; Белый; Блок; Вяземский; Державин; Есенин; Жуковский; Кольцов; Крылов; Лермонтов; Ломоносов; Майков; Некрасов; Никитин; Полонский; Пушкин; Суриков; Толстой; Тютчев; Фет; Хлебников; Цветаева; Языков.

pishi-stihi.ru - сегодня поговорим о стихах