Как писать стихи
Pishi-stihi.ru »

«Душа и тело» Н. Гумилев

I

Над городом плывет ночная тишь
И каждый шорох делается глуше,
А ты, душа, ты всё-таки молчишь,
Помилуй, Боже, мраморные души.

И отвечала мне душа моя,
Как будто арфы дальние пропели:
– Зачем открыла я для бытия
Глаза в презренном человечьем теле?

– Безумная, я бросила мой дом,
К иному устремясь великолепью.
И шар земной мне сделался ядром,
К какому каторжник прикован цепью.

– Ах, я возненавидела любовь,
Болезнь, которой все у вас подвластны,
Которая туманит вновь и вновь
Мир мне чужой, но стройный и прекрасный.

– И если что еще меня роднит
С былым, мерцающим в планетном хоре,
То это горе, мой надежный щит,
Холодное презрительное горе. –

II

Закат из золотого стал как медь,
Покрылись облака зеленой ржою,
И телу я сказал тогда: – Ответь
На всё провозглашенное душою. –

И тело мне ответило мое,
Простое тело, но с горячей кровью:
– Не знаю я, что значит бытие,
Хотя и знаю, что зовут любовью.

– Люблю в соленой плескаться волне,
Прислушиваться к крикам ястребиным,
Люблю на необъезженном коне
Нестись по лугу, пахнущему тмином.

И женщину люблю… Когда глаза
Ее потупленные я целую,
Я пьяно, будто близится гроза,
Иль будто пью я воду ключевую.

– Но я за всё, что взяло и хочу,
За все печали, радости и бредни,
Как подобает мужу, заплачу
Непоправимой гибелью последней.

III

Когда же слово Бога с высоты
Большой Медведицею заблестело,
С вопросом, – кто же, вопрошатель, ты? –
Душа предстала предо мной и тело.

На них я взоры медленно вознес
И милостиво дерзостным ответил:
– Скажите мне, ужель разумен пес
Который воет, если месяц светел?

– Ужели вам допрашивать меня,
Меня, кому единое мгновенье
Весь срок от первого земного дня
До огненного светопреставленья?

– Меня, кто, словно древо Игдразиль,
Пророс главою семью семь вселенных,
И для очей которого, как пыль,
Поля земные и поля блаженных?

– Я тот, кто спит, и кроет глубина
Его невыразимое прозванье:
А вы, вы только слабый отсвет сна,
Бегущего на дне его сознанья!

<1919>

Анализ стихотворения Гумилева «Душа и тело»

Произведения, вошедшие в последний прижизненный сборник, подводят итог авторским размышлениям о жизненных и поэтических путях современности. Одним из поводов, побуждающих к глубоким философским размышлениям, становится автобиографическая тема духовной эволюции лирического «я». Герой «Памяти», открывающей «Огненный столп», начинает исследование-самоанализ личности. Стихотворение «Душа и тело», созданное в 1919 г., моделирует полифоническую картину внутреннего мира «угрюмого и упрямого зодчего», последнего из ликов «Памяти».

Форма философского триптиха «Душа и тело» обнаруживает сходство с драматическим жанром: в основе творения – полилог трех персонажей: души, тела и «вопрошателя». Предлагая оригинальный трехчастный вариант, поэт полемизирует с традиционной трактовкой схемы «Вечная душа – бренное тело». Подобная композиция не нова для гумилевской поэтики: в «Разговоре», написанном семью годами ранее анализируемого текста, была заявлена триада персонажей: души, тела и земли.

Каждый из героев наделен индивидуальными чертами, предпочтениями и устремлениями. Голос души музыкален, подобен звуку нежных арф. Она угнетена своим положением, презирает «человечье тело» и сравнивает себя с каторжником, прикованным цепью к ядру-земному шару. Душа защищается от несовершенного мира маской «холодного горя», как «надежным щитом».

«Простому» телу близки чувственные радости жизни. Разнообразие земных удовольствий дано в образах, апеллирующих ко всем шести типам чувств. Купание в море и бешеная скачка на лошади, птичьи крики и запахи луговых трав, пьянящий поцелуй – понимание красоты земного мира связывается с неумолимой перспективой конечности существования, несущей «непоправимую гибель» телу.

Последний персонаж триады – загадочный «вопрошатель». Его образ возвышается над вечными антагонистами, и это преимущество подтверждается соответствующей лексикой: «взоры вознес», «милостиво ответил». Показательна и величественная реакция персонажа на «дерзостные» вопросы собеседников. В своем ответе-отповеди «вопрошатель» объясняет причины превосходства: он приближен к божественному началу. Персонаж сравнивает себя с мировым древом из скандинавского эпоса и намекает на бесконечность собственного существования, перед которым меркнет не только короткий срок жизни смертного тела, но и время, отведенное для бессмертной души. Финальная формула окончательно утверждает господствующее положение «вопрошателя»: персонаж является выразителем вечной сущности, а душа и тело – только «слабыми отсветами» его сновидений.

Автор:
Рубрики стихотворения: Анализ стихотворений

Что писали классики 2 марта в разные годы. Кляните нас: нам дорога свобода… (Афанасий Фет) 1891 г. На улицах (февраль 1917 г.) (Валерий Брюсов) 1917 г. Кровных коней запрягайте в дровни… (Марина Цветаева) 1918 г.

Стихи, написанные 1 марта. Когда колокола торжественно звучат… (Аполлон Григорьев) 1846 г. Уж вечер светлой полосою… (Александр Блок) 1909 г. Освобожденная Россия (Валерий Брюсов) 1917 г. А уж так: ни о чем… (Марина Цветаева) 1922 г.

Какие стихи классики написали 28 февраля. Всё, что волшебно так манило… (Афанасий Фет) 1892 г. Русь моя, жизнь моя, вместе ль нам маяться?… (Александр Блок) 1910 г. Еще раз, может быть, в последний… (Валерий Брюсов) 1921 г.


Смотри также:



Справочник:


pishi-stihi.ru - сегодня поговорим о стихах