Как писать стихи
Pishi-stihi.ru » Александр Блок

«Днём вершу я дела суеты…» А. Блок

* * *

Днем вершу я дела суеты,
Зажигаю огни ввечеру.
Безысходно туманная – ты
Предо мной затеваешь игру.

Я люблю эту ложь, этот блеск,
Твой манящий девичий наряд,
Вечный гомон и уличный треск,
Фонарей убегающий ряд.

Я люблю, и любуюсь, и жду
Переливчатых красок и слов.
Подойду и опять отойду
В глубины протекающих снов.

Как ты лжива и как ты бела!
Мне же по сердцу белая ложь..
Завершая дневные дела,
Знаю – вечером снова придешь.

Дата создания: 5 апреля 1902 г.

Анализ стихотворения Блока «Днем вершу я дела суеты…»

В произведениях, созданных весной 1902 г. и вошедших в число «Стихов о Прекрасной Даме», вместе с изображением городского пейзажа возникают новые диссонансные мотивы. Последние связаны с двойственной сущностью лирического субъекта и его возлюбленной, выступающей в земной ипостаси. В стихотворении «Люблю высокие соборы…» герой пытается утаить под «священной броней» свою темную сторону. Однако «дикий и дьявольский» облик прорывается из-под «маски лицемерной», вызывая ужас у благопристойной паствы.

В поэтическом тексте «Днем вершу я дела суеты…» также фигурирует маска, на этот раз женская. Сквозная тема загадочных вечерних встреч с подругой-«царевной», перенесенная в обманчивый мир сумрачного города, насыщается новыми красками. «Огненная игра» влюбленных теряет гармоничность и напоминает не романтическое свидание, а погоню за ускользающей маской.

Жизнь лирического героя делится на два периода: дневной, наполненный «делами суеты», и вечерний, таинственно-мистический. Стихотворение посвящено описанию второго из них. В сумерках возникают огни – знаковый атрибут темы земных встреч. Если раньше к категории пламени была близка невеста, то теперь к ней причастен мужской образ, который инициирует появление света. Героиня, которая раньше была «огневой», теперь приобретает характеристику «туманная». Другой становится игра влюбленных: в ней возникает новый мотив обмана.

Блестящий и привлекательный облик маски-героини созвучен городской атмосфере – шумной и призрачной. Метафора «убегающий ряд», относящаяся к уличным светильникам, вторит движению легкой фигуры, которая стремится раствориться в урбанистическом пространстве.

Лексемы «ложь»/«лжива» повторяются в небольшом тексте три раза. С их помощью рождается оригинальная катахреза «белая ложь», которая определяет суть женского образа, противопоставленного небесной «белизне» иной «дамской» ипостаси – возвышенно-религиозной.

Герой принимает новый облик возлюбленной, хотя осознает его искаженность, порочность. Для обозначения собственных эмоций лирический субъект использует лексику, изображающую положительные чувства: любовь, восхищение, предвкушение приятной встречи.

Кольцевая композиция намекает на бесконечность ежевечерней погони за иллюзорной фигурой. Подобным образом замыкается текст «Люблю высокие соборы…» Художественный прием усиливает внутренний драматизм лирической ситуации и констатирует ее безысходность.


Что писали классики 2 марта в разные годы. Кляните нас: нам дорога свобода… (Афанасий Фет) 1891 г. На улицах (февраль 1917 г.) (Валерий Брюсов) 1917 г. Кровных коней запрягайте в дровни… (Марина Цветаева) 1918 г.

Стихи, написанные 1 марта. Когда колокола торжественно звучат… (Аполлон Григорьев) 1846 г. Уж вечер светлой полосою… (Александр Блок) 1909 г. Освобожденная Россия (Валерий Брюсов) 1917 г. А уж так: ни о чем… (Марина Цветаева) 1922 г.

Какие стихи классики написали 28 февраля. Всё, что волшебно так манило… (Афанасий Фет) 1892 г. Русь моя, жизнь моя, вместе ль нам маяться?… (Александр Блок) 1910 г. Еще раз, может быть, в последний… (Валерий Брюсов) 1921 г.


Смотри также:



Справочник:


pishi-stihi.ru - сегодня поговорим о стихах