Как писать стихи
Pishi-stihi.ru » Анализы стихотворений, Василий Жуковский

«Рыцарь Тогенбург» В. Жуковский

«Сладко мне твоей сестрою,
   Милый рыцарь, быть;
Но любовию иною
   Не могу любить:
При разлуке, при свиданье
   Сердце в тишине –
И любви твоей страданье
   Непонятно мне».

Он глядит с немой печалью –
   Участь решена;
Руку сжал ей; крепкой сталью
   Грудь обложена;
Звонкий рог созвал дружину;
   Все уж на конях;
И помчались в Палестину,
   Крест на раменах.

Уж в толпе врагов сверкают
   Грозно шлемы их;
Уж отвагой изумляют
   Чуждых и своих.
Тогенбург лишь выйдет к бою:
   Сарацин бежит...
Но душа в нем все тоскою
   Прежнею болит.

Год прошел без утоленья...
   Нет уж сил страдать;
Не найти ему забвенья –
   И покинул рать.
Зрит корабль – шумят ветрилы,
   Бьет в корму волна –
Сел и по́плыл в край тот милый,
   Где цветет она.

Но стучится к ней напрасно
   В двери пилигрим;
Ах, они с молвой ужасной
   Отперлись пред ним:
«Узы вечного обета
   Приняла она;
И, погибшая для света,
   Богу отдана».

Пышны праотцев палаты
   Бросить он спешит;
Навсегда покинул латы;
   Конь навек забыт;
Власяной покрыт одеждой,
   Инок в цвете лет,
Неукрашенный надеждой
   Он оставил свет.

И в убогой келье скрылся
   Близ долины той,
Где меж темных лип светился
   Монастырь святой:
Там – сияло ль утро ясно,
   Вечер ли темнел –
В ожиданье, с мукой страстной,
   Он один сидел.

И душе его унылой
   Счастье там одно:
Дожидаться, чтоб у милой
   Стукнуло окно,
Чтоб прекрасная явилась,
   Чтоб от вышины
В тихий дол лицом склонилась,
   Ангел тишины.

И дождавшися, на ложе
   Простирался он;
И надежда: завтра то же!
   Услаждала сон.
Время годы уводило...
   Для него ж одно:
Ждать, как ждал он, чтоб у милой.
   Стукнуло окно;

Чтоб прекрасная явилась;
   Чтоб от вышины
В тихий дол лицом склонилась,
   Ангел тишины.
Раз – туманно утро было –
   Мертв он там сидел,
Бледен ликом, и уныло
   На окно глядел.

Анализ стихотворения Жуковского «Рыцарь Тогенбург»

Читатель, который анализирует стихотворный перевод, может подумать, что единственное, что доступно ему в этом случае – это оценка мастерства поэта как переводчика. Что рассуждать можно только о том, как талантливо автор подобрал равноценные выражения и слов на родном языке, чтобы передать содержание уже созданных кем-то образов. Что по переводу нельзя судить о переживаниях самого поэта, который только озвучивает чужие чувства. К счастью, это не так.

Примером тому могут служить великолепные стихотворения В. А. Жуковского. Многие из его работ, являясь переводами известных европейских авторов, отражают его собственные настроения. В частности, обратившись к балладе «Рыцарь Тогенбург» можно проникнуть в движения души Василия Андреевича.

Это произведение было создано, как предполагают исследователи, в конце 1817 года. Любовь всей жизни Жуковского, Маша Протасова, уже почти год как замужем за другим, и, по всей видимости, счастлива. Поэта мучают воспоминания, и хотя он прямо не признается об этом в своем дневнике, он страдает. Именно этой драмой и обусловлен выбор темы для творчества. Лучше всего передать душевную боль поэта могут стихи с трагическим сюжетом. Поэтому-то Жуковский и принимается за «Рыцаря Тогенбурга» Шиллера.

Как и у оригинала, строфы баллады Жуковского состоят из восьми строк. Аналогична структура катренов – в каждом четверостишии рифмуюся четные и нечетные строки, причем нечетные написаны четырехстопным хореем, а четные – трехстопным. Однако Жуковский усмиряет энергичный ритм шиллеровского стиха, уравновешивая повторяющиеся в немецкой балладе звуки «g», «r», «t» более мягкими йотированными гласными («печалью»-«сталью», «утоленья»-«забвенья») и сонорными согласными.

Произведению присущи типичные для поэзии Василия Андреевича особенности. Образ воинственного ввергающего в страх врагов рыцаря приобретает романтические черты. Этому способствуют такие характерные слова-символы, как «тишина», «душа», «отвага», «тоска», «милый». Возвышенные эпитеты – «неукрашенный надеждой», «пилигрим» – рисуют в воображении читателя образ преданного поклонника, который не тешится низменными желаниями, а смиренно мечтает только о взгляде милой сердцу особы.

Автор нарочно не упоминает в балладе о каких-то исторических или географических подробностях, поэтому его рыцарь из конкретного персонажа становится героем вне времени и пространства. Таковым можно вообразить и Василия Андреевича, и самому читателю легко почувствовать душевное родство с верным влюбленным.


Анализы стихотворений:
Ахматова; Бальмонт; Бродский; Брюсов; Бунин; Гумилев; Заболоцкий; Мандельштам; Пастернак; Твардовский
И не только:
Апухтин; Баратынский; Батюшков; Белый; Блок; Вяземский; Державин; Есенин; Жуковский; Кольцов; Крылов; Лермонтов; Ломоносов; Майков; Маяковский; Некрасов; Никитин; Полонский; Пушкин; Суриков; Толстой; Тютчев; Фет; Хлебников; Цветаева; Языков.

pishi-stihi.ru - сегодня поговорим о стихах