Как писать стихи

«Последнее слово» М. Цветаева


«Последнее слово» Марина Цветаева

Л. А. Т.

О, будь печальна, будь прекрасна,
Храни в душе осенний сад!
Пусть будет светел твой закат,
Ты над зарей была не властна.

Такой как ты нельзя обидеть:
Суровый звук — порвется нить!
Не нам судить, не нам винить…
Нельзя за тайну ненавидеть.

В стране несбывшихся гаданий
Живешь одна, от всех вдали.
За счастье жалкое земли
Ты не отдашь своих страданий.

Ведь нашей жизни вся отрада
К бокалу прошлого прильнуть.
Не знаем мы, где верный путь,
И не судить, а плакать надо.

Анализ стихотворения Цветаевой «Последнее слово»

Строки «Последнего слова» Марины Ивановны Цветаевой напоминают эпитафию. Красноречивое название, глаголы в прошедшем времени, а также намёки на увядание указывают если не на потерю человека, к которому обращено это произведение, то явно на прощание с ним. Сама поэтесса снабдила стихотворение пометкой «Л. А. Т.», имея в виду Лидию Александровну Тамбурер. Что же связывало эту женщину с Мариной Ивановной, если последняя посвятила ей такие строки?

Сначала охарактеризуем структуру произведения. Количество строф в нём – 4, стихотворный размер – четырёхстопный ямб. Интересна организация строк в строфе – во всех четверостишиях рифма кольцевая, словно бы зацикливающая смысл слов на самом себе. В произведении широко используются метафоры. Как было сказано выше, для старения выбран образ зари. Ностальгия изображается с помощью образа «прильнуть к бокалу прошлого», а тонкость души передана образом рвущейся нити.

Благодаря мемуарам самой поэтессы и её современников, мы можем узнать, что Лидия Александровна многое сделала для Цветаевых. Эта женщина была личным зубным врачом семейства, причём вызвалась работать не за деньги, а за возможность пользоваться библиотечными фондами Румянцевского музея, директором которого служил И. В. Цветаев. Встретившись с дочерьми Ивана Владимировича, Лидия Тамбурер окружила их искренней заботой. Кроме того, именно она познакомила их с первым в их жизни настоящим поэтом, Эллисом.

Мы знаем, что поэтесса была очень привязана к Тамбурер. Она ласково называла подругу, хотя та и была старше девушки более чем на 20 лет, «Драконночкой». Современники отзывались о Л. Тамбурер, как о даме со странностями. Анастасия Цветаева тоже писала, что всё в жизни Лидии Александровны «было нереально»: необычная для женщины начала XX века профессия, странная судьба… Возможно, поэтому в стихотворении «Последнее слово» можно встретить такие загадочные фразы, как «нельзя за тайну ненавидеть…», «в стране несбывшихся гаданий живёшь одна…».

Однако изучая воспоминания поэтессы и её современников, мы можем немного приоткрыть завесу этой тайны. Дело в том, что между Эллисом, Лидией Тамбурер и Мариной Цветаевой были неоднозначные отношения. Поэтесса писала в своих мемуарах, что однажды между ними произошла некрасивая ситуация: когда они втроём возвращались откуда-то ночью, Эллис, в которого, по всей видимости, была влюблена четырнадцатилетняя Цветаева, отправился провожать её подругу. А на предложение той проводить Марину Ивановну лишь отмахнулся. «Вот её провожатый – луна!» – воскликнул поэт.

Поэтесса не сообщает, затаила ли она обиду на самого грубияна или на не поддержавшую её подругу. Но известно, что с Драконной у Цветаевой было связано ещё немало неприятностей. Марину Ивановну в годы её нужды выставит из дома новый муж Лидии Александровны. Может быть, именно из-за этих и других событий поэтесса и захочет поставить точку в этих сложных отношениях и сказать подруге последнее слово, в котором, однако, не осуждает её, а лишь оплакивает прошлое.

Метки:


Анализы стихотворений:
Анненский; Апухтин; Асадов; Ахмадулина; Ахматова; Бальмонт; Баратынский; Батюшков; Белый; Берггольц; Блок; Бродский; Брюсов; Бунин; Вяземский; Гиппиус; Гумилев; Державин; Друнина; Евтушенко; Есенин; Жуковский; Заболоцкий; Кольцов; Крылов; Лермонтов; Майков; Мандельштам; Маяковский; Мережковский; Некрасов; Пастернак; Плещеев; Пушкин; Рубцов; Самойлов; Северянин; Симонов; Сологуб; Твардовский; Толстой; Тютчев; Фет; Хлебников; Цветаева

pishi-stihi.ru - сегодня поговорим о стихах