Как писать стихи
Pishi-stihi.ru » Михаил Ломоносов

«Ода на день восшествия на престол императрицы Елисаветы Петровны 1747 года» М. Ломоносов

Ода
на день восшествия на Всероссийский престол Ее Величества Государыни Императрицы Елисаветы Петровны 1747 года

Царей и царств земных отрада
Возлюбленная тишина,
Блаженство сел, градов ограда,
Коль ты полезна и красна!
Вокруг тебя цветы пестреют
И класы на полях желтеют;
Сокровищ полны корабли
Дерзают в море за тобою;
Ты сыплешь щедрою рукою
Свое богатство по земли.

Великое светило миру,
Блистая с вечной высоты
На бисер, злато и порфиру,
На все земные красоты,
Во все страны свой взор возводит,
Но краше в свете не находит
Елисаветы и тебя.
Ты кроме той всего превыше;
Душа ее зефира тише,
И зрак прекраснее рая.

Когда на трон она вступила,
Как вышний подал ей венец,
Тебя в Россию возвратила,
Войне поставила конец;
Тебя прияв облобызала:
Мне полно тех побед, сказала,
Для коих крови льется ток.
Я россов счастьем услаждаюсь,
Я их спокойством не меняюсь
На целый запад и восток.

Божественным устам приличен,
Монархиня, сей кроткий глас:
О коль достойно возвеличен
Сей день и тот блаженный час,
Когда от радостной премены
Петровы возвышали стены
До звезд плескание и клик!
Когда ты крест несла рукою
И на престол взвела с собою
Доброт твоих прекрасный лик!

Чтоб слову с оными сравняться,
Достаток силы нашей мал;
Но мы не можем удержаться
От пения твоих похвал.
Твои щедроты ободряют
Наш дух и к бегу устремляют,
Как в понт пловца способный ветр
Чрез яры волны порывает;
Он брег с весельем оставляет;
Летит корма меж водных недр.

Молчите, пламенные звуки,
И колебать престаньте свет;
Здесь в мире расширять науки
Изволила Елисавет.
Вы, наглы вихри, не дерзайте
Реветь, но кротко разглашайте
Прекрасны наши времена.
В безмолвии внимай, вселенна:
Се хощет лира восхищенна
Гласить велики имена.

Ужасный чудными делами
Зиждитель мира искони
Своими положил судьбами
Себя прославить в наши дни;
Послал в Россию Человека,
Каков неслыхан был от века.
Сквозь все препятства он вознес
Главу, победами венчанну,
Россию, грубостью попранну,
С собой возвысил до небес.

В полях кровавых Марс страшился,
Свой меч в Петровых зря руках,
И с трепетом Нептун чудился,
Взирая на российский флаг.
В стенах внезапно укрепленна
И зданиями окруженна,
Сомненная Нева рекла:
«Или я ныне позабылась
И с оного пути склонилась,
Которым прежде я текла?»

Тогда божественны науки
Чрез горы, реки и моря
В Россию простирали руки,
К сему монарху говоря:
«Мы с крайним тщанием готовы
Подать в российском роде новы
Чистейшего ума плоды».
Монарх к себе их призывает,
Уже Россия ожидает
Полезны видеть их труды.

Но ах, жестокая судьбина!
Бессмертия достойный муж,
Блаженства нашего причина,
К несносной скорьби наших душ
Завистливым отторжен роком,
Нас в плаче погрузил глубоком!
Внушив рыданий наших слух,
Верьхи Парнасски восстенали,
И музы воплем провождали
В небесну дверь пресветлый дух.

В толикой праведной печали
Сомненный их смущался путь;
И токмо шествуя желали
На гроб и на дела взглянуть.
Но кроткая Екатерина,
Отрада по Петре едина,
Приемлет щедрой их рукой.
Ах если б жизнь ее продлилась,
Давно б Секвана постыдилась
С своим искусством пред Невой!

Какая светлость окружает
В толикой горести Парнас?
О коль согласно там бряцает
Приятных струн сладчайший глас!
Все холмы покрывают лики;
В долинах раздаются клики:
Великая Петрова дщерь
Щедроты отчи превышает,
Довольство муз усугубляет
И к счастью отверзает дверь.

Великой похвалы достоин,
Когда число своих побед
Сравнить сраженьям может воин
И в поле весь свой век живет;
Но ратники, ему подвластны,
Всегда хвалы его прнчастны,
И шум в полках со всех сторон
Звучащу славу заглушает,
И грому труб ее мешает
Плачевный побежденных стон.

Сия тебе единой слава,
Монархиня, принадлежит,
Пространная твоя держава
О как тебе благодарит!
Воззри на горы превысоки,
Воззри в поля свои широки,
Где Волга, Днепр, где Обь течет;
Богатство, в оных потаенно,
Наукой будет откровенно,
Что щедростью твоей цветет.

Толикое земель пространство
Когда всевышний поручил
Тебе в счастливое подданство,
Тогда сокровища открыл,
Какими хвалится Индия;
Но требует к тому Россия
Искусством утвержденных рук.
Сие злату очистит жилу;
Почувствуют и камни силу
Тобой восставленных наук.

Хотя всегдашними снегами
Покрыта северна страна,
Где мерзлыми борей крылами
Твои взвевает знамена;
Но бог меж льдистыми горами
Велик своими чудесами:
Там Лена чистой быстриной,
Как Нил, народы напояет
И бреги наконец теряет,
Сравнившись морю шириной.

Коль многи смертным неизвестны
Творит натура чудеса,
Где густостью животным тесны
Стоят глубокие леса,
Где в роскоши прохладных теней
На пастве скачущих еленей
Ловящих крик не разгонял;
Охотник где не метил луком;
Секирным земледелец стуком
Поющих птиц не устрашал.

Широкое открыто поле,
Где музам путь свой простирать!
Твоей великодушной воле
Что можем за сие воздать?
Мы дар твой до небес прославим
И знак щедрот твоих поставим,
Где солнца всход и где Амур
В зеленых берегах крутится,
Желая паки возвратиться
В твою державу от Манжур.

Се мрачной вечности запону
Надежда отверзает нам!
Где нет ни правил, ни закону,
Премудрость тамо зиждет храм;
Невежество пред ней бледнеет.
Там влажный флота путь белеет,
И море тщится уступить:
Колумб российский через воды
Спешит в неведомы народы
Твои щедроты возвестить.

Там тьмою островов посеян,
Реке подобен Океан;
Небесной синевой одеян,
Павлина посрамляет вран.
Там тучи разных птиц летают,
Что пестротою превышают
Одежду нежныя весны;
Питаясь в рощах ароматных
И плавая в струях приятных,
Не знают строгия зимы.

И се Минерва ударяет
В верьхи Рифейски копием;
Сребро и злато истекает
Во всем наследии твоем.
Плутон в расселинах мятется,
Что россам в руки предается
Драгой его металл из гор,
Которой там натура скрыла;
От блеску дневного светила
Он мрачный отвращает взор.

О вы, которых ожидает
Отечество от недр своих
И видеть таковых желает,
Каких зовет от стран чужих,
О, ваши дни благословенны!
Дерзайте ныне ободренны
Раченьем вашим показать,
Что может собственных Платонов
И быстрых разумом Невтонов
Российская земля рождать.

Науки юношей питают,
Отраду старым подают,
В счастливой жизни украшают,
В несчастной случай берегут;
В домашних трудностях утеха
И в дальних странствах не помеха.
Науки пользуют везде,
Среди народов и в пустыне,
В градском шуму и наедине,
В покое сладки и в труде.

Тебе, о милости источник,
О ангел мирных наших лет!
Всевышний на того помощник,
Кто гордостью своей дерзнет,
Завидя нашему покою,
Против тебя восстать войною;
Тебя зиждитель сохранит
Во всех путях беспреткновенну
И жизнь твою благословенну
С числом щедрот твоих сравнит.

Дата создания: конец 1747 г.

Анализ стихотворения «Ода на день восшествия…» Ломоносова

Стихотворение написано М. В. Ломоносовым в 1747 году после утверждения нового устава Академии наук. С ним Михаил Васильевич связывал надежды и на ускорение развития в России научной мысли, и на перемену статуса ученых. Ломоносов, понимая, важность мирной жизни, дающей возможность заняться реформированием том числе науки, учреждением ее институтов, в стихотворении славит мир – «возлюбленную тишину», выступает как его горячий поборник славит императрицу прежде всего как гаранта мира.

В тексте много старославянизмов, и смысл некоторых из них неочевиден – «грады (города)», «класы (колосья)», «зрак (взгляд)», «драгой (дорогой)», «глас», «ветр», «брег», «се хощет (это желает)», «глава», «зрить, взирать (видеть), воззри (взгляни)», «токмо (только)», «дщерь (дочь)», «отверзает (открывает)», «елени (олени)», «воздать (совершить, оказать)», «отверзает (открывет)», «зиждет (строит, основывает)», «вран (ворон)», «раченье (усердие, старания)».

Такой стихотворный жанр, как ода, немыслим без обилия эпитетов, и Михаил Васильевич отдает им должное в полной мере – «блаженный час», «божественные уста», «прекрасный лик», «способный ветр (попутный ветер)», «яры (яростные, сильные) волны», «лира восхищена», «чудные дела», «кровавые поля», «сомненная (охваченная сомнениями) Нева», «крайнее тщание (большое усердие)», «жестокая судьбина», «завистливый рок», «небесна дверь», «щедроты отчи (отеческие)», «мерзлые крыла (холодные крылья)». «довольство муз усугубляет (усиливает)». Последний оборот-иносказание означает покровительство искусствам.

Секвана – античное название Сены, в сочетании с оборотом «пред Невой» выступает намеком противостояние научных школ Франции и России.

Для полного понимания смысла стихотворения, надо объяснить значение ряда оборотов: «причастны (достойны) хвалы», «клик» – крик, возглас, «чудился» – «удивлялся» «бряцает» – «звенит, гремит», «наукой будет откровенно (открыто)», «понт» – «море», «запона» – в контексте стихотворения «замок», «завидя покою» – «завидуя покою», «беспреткновенну» – «не встречающую препятствий», «тамо» – «там», «одеян» – «одет», «возвестить щедроты» – «рассказать о милостях».

Минерва – богиня мудрости в римской мифологии, а «верхи Рифейски» – Уральские горы. Оборот «се (это) Минерва ударяет в верхи Рифейские копьем» иносказательно говорит о том, что мудрая правительница поощряет освоение природных богатств Урала, в том числе подземных месторождений, что не может не тревожить Плутона, древнеримского бога подземного царства – он «мятется (беспокоится)».

Прием инверсии, как и множественные усечения прилагательных – «наглы», «прекрасны», «восхищенна», является неотъемлемой чертой авторской манеры Ломоносова, а также способом удачной рифмовки – «достаток силы … мал», «секирным земледелец стуком (стуком топора земледелец)».

Из других средств художественной выразительности поэт использует яркие метафоры – «лик доброт (добрых дел)», «пение похвал», «ободряют дух», «расширять науки», «зиждитель (основатель, творец) мира», «ужасный делами», «плоды ума», «муж бессмертия», «глас струн», «гром труб», «стон побежденных», «искусство рук», «борей (северный ветер) взвевает крылами», «роскошь теней», «запона вечности», «тьмою островов посеян (покрыт множеством островов)», анафору – «воззри на горы…, воззри в поля»; синекдоху – «гласить имена»; гиперболу – «возвысил до небес»; множество риторических вопросов – «Или я ныне позабылась?..», «Что можем …воздать?..» и риторических восклицаний – «Ах, … судьбина!», «Секвана б постыдилась!..», « О коль согласно бряцает… глас!..»; удивительной красоты и торжественности перифразы – Колумб российский (Беринг), дневное светило (солнце), зиждитель (Бог, создатель).

В тексте есть авторский неологизм «густость» – густота». Масштаб описания явлений, описанных в стихотворении, невозможен без обилия олицетворений – «Нева рекла (говорила)», «Россия требует», «почувствуют камни», «натура (природа) творит чудеса», «Амур …, желая возвратиться», «премудрость зиждет», «море тщится (старается)», «посрамляет вран».

Судьба отечественной науки – вот что прежде всего волнует поэта-патриота: он пытается объяснить их прикладное значение, используя ряды однородных членов – науки – «питают, подают, украшают, берегут, (они) утеха, не помеха». В тексте есть обращение не только к вступившей на престол государыне, но и к ученым – «О вы, которых ожидает … Отечество, …ваши дни благословенны!»

Ода является не только банальным восхвалением чувствительной к лести императрицы – оно содержит завуалированное напоминание о пользе Отечества и мудрые наставления болеющего за страну поэта и гражданина.



7 сентября 1911 г. поэт Гийом Аполлинер помещён в тюрьму в связи с подозрением в похищении из Лувра «Моны Лизы». Пять дней спустя – оправдан

В лицее у Пушкина была кличка Француз (из-за любви к поэзии).


Смотри также:



Справочник:


pishi-stihi.ru - сегодня поговорим о стихах